ИсторияОбществоСтатьи

Валерий Коба: «Нас должна объединять наша история»

Такое случается: знакомые много лет люди, представители непростых изначально профессий, вдруг предстают в неожиданной ипостаси: один, оказывается, живописью на досуге занимается, другой стихи пишет, и неплохие, третий — историко-краеведческие труды.

С Валерием Кобой, ныне известным адвокатом и правозащитником, мы знакомы давно, еще со времен его работы в милиции. Общались как журналист, не чурающийся темы криминала, и начальник городского, а затем зам. начальника областного управления внутренних дел. Конечно, вести о том, что он упорно «распахивает» пласты истории Корабельного района, систематизируя разрозненные сведения, время от времени доносились. И информация о его первой книге, презентация которой состоялась 8 лет назад, тоже была на слуху. Поэтому, когда в издательстве Ирины Гудым в руки попался огромный том его новой книги «Борщ с бычками» («Как, ты не видела? Возьми, полистай, — это шедевр!»), — интервью с ее автором стало лишь вопросом времени.

Поговорить хотелось о многом, в том числе, и о событиях минувших дней, участником которых он стал в силу своей профессии.

Начнем сначала. Валерий Коба закончил юридический факультет Харьковского Национального университета внутренних дел, после чего стал следователем в родном Корабельном райотделе. А спустя 9 лет возглавил этот райотдел и три года проработал его начальником.

О службе, врадиевских событиях, Майдане

— Что было дальше?

— После меня перебросили в отдел по борьбе с торговлей людьми, где был арестован начальник, а личный состав — деморализован. Потом отдел разделили на две части, и я возглавил тот, что занимался борьбой с киберпреступностью.

— Это при вас прогремела на всю Украину история о крымском торговце галлюциногенным кактусом пейотль, которого задержали в Николаеве?

Валерий Коба возле Врадиевского райотдела

— Этим занималось управление по борьбе с незаконным оборотом наркотиков. А наша функция заключалась в том, чтобы вычислять людей, которые, используя соцсети, пользуясь специальным программным обеспечением, совершали преступления — начиная с развращения малолетних, детской порнографии и заканчивая хищениями и мошенничеством. Мы боролись с преступниками, получающими несанкционированный доступ к информационным системам, занимающимися хакерством, кардерством, DDоS-атаками, взламыванием паролей, распрастранением вирусов. Свою роль в истории с «кактусоводом» тоже сыграли. При этом наша материальная база вначале состояла всего из четырех компьютеров. Затем «случилась» Врадиевка (речь об изнасиловании и зверском избиении жительницы поселка Врадиевка Ирины Крашковой летом 2013 г., в причастности к которому подозревали сотрудников местного райотдела, — прим. авт.). Моему сыну тогда исполнилось три месяца. Но руководство срочно, ночью, приказало выезжать во Врадиевку, где был сожжен райотдел…

— Почему именно вы? Киберпреступность ведь далека от таких вещей, как массовые протесты?

— Сказали, что у меня есть опыт — административный и руководящий, и я смогу навести порядок. Решение, я так понимаю, принимали в МВД. Я поехал и полгода провел там. Понимал, что еду для того, чтобы успокоить местных жителей и наладить заново работу райотдела, восстановить доверие к милиции, показать, что она может находиться на стороне людей, обеспечивая их защиту, охрану и нормальное расследование преступлений. Ведь правоохранителям, в первую очередь, должна быть присуща сервисная функция, а не карательная. При этом — никуда не деться — следовало привлекать преступников к ответственности. Считаю, что я и новая команда, (в райотделе половина сотрудников к тому времени была уволена либо сама ушла) справилась с этими задачами. Нам удалось наладить нормальные отношения с населением, я ввел ежедневный личный прием, распространил информацию по селам о «телефоне доверия», на который каждый мог анонимно сообщить мне лично любую информацию. А также давал еженедельное телеинтервью на местном телевидении: час, в течение которого рассказывал о том, что произошло — что у кого украли, кого мы ищем, кто торгует самогоном, почему мы сделали так, а не этак… И райотдел заканчивал год очень неплохо, население успокоилось. Что и говорить — мне до сих пор звонят врадиевцы, мы общаемся… Может, поэтому начальник УМВД генерал Юрий Седнев предложил мне возглавить городскую милицию. Это случилось в конце 2013 года. Попал я из огня да в полымя: в самом разгаре было противостояние на местном николаевском Майдане — вслед за киевским.

— Непростые времена…

— В 20-х числах февраля начался период полубезвластия, милиция была деморализована. Мы смогли привлечь к патрулированию по улицам небезразличных граждан, предпринимателей. Это продолжалось 2-3 дня, но мы обеспечили общественный порядок. Следующие полтора месяца милиция города «жила» на улицах, охраняя порядок и жизни граждан, разделившихся на два лагеря. Нам удалось избежать жертв, и это заслуга всего личного состава. Потом ситуация стала успокаиваться, но приближалось 9 мая: праздник мог быть использован для провокаций и даже терактов. Мы одними из первых в стране сняли детекторные рамки в зданиях судов и «зарежимили» ими главную площадь — вход к мемориалу ольшанцев осуществлялся только через рамки. И милиция сдержала людской напор, не допустила на площадь вооруженных людей. Лишь когда праздничные мероприятия были окончены, часть ведомых коммунистами дедушек и бабушек прорвалась толпой через одну из рамок, но мы понимали, что у них нет оружия.

— Однако оружия в городе было немало…

— Да, мы много его изъяли, особенно 7 апреля, когда после не удавшегося штурма антимайдановцам областной администрации, начались столкновения между ними и патриотами. Я находился у автозака, куда препровождали самых агрессивных правонарушителей. Там гора оружия валялась: огнестрельное, гладкоствольное, травматы, ножи, даже сабли. Во время столкновения стороны использовали также дымовые шашки и большие петарды, к которым привязывались газовые баллончики для заправки зажигалок. А 9 мая был пик нервного напряжения, после этой даты мы «выдохнули». Я благодарен своим подчиненным, которые не «заболели» и не уволились, ведь с января 2014-го они «жили» на митингах. Мы мешали и тем, и другим, ведь каждый из них считал себя правым. А мы, милиция, в свою очередь, считали, что должны стоять на страже закона и обеспечивать безопасность людей.

— Как сложилась дальнейшая карьера?

— Горуправлением я руководил до марта 2015 г., а потом стал зам. начальника областной милиции по общественной безопасности. Принимал участие в создании новой патрульной полиции, в работе киевской комиссии, которая формировала комиссии по отбору «новых патрульных». Основная задача была не допустить в их ряды, на волне отрицания всего старого людей, имевших проблемы с законом. Многие претенденты ранее привлекались к ответственности за вождение в нетрезвом виде, за хулиганство, сопротивление сотрудникам милиции. Возможно, моя позиция — я принципиально голосовал против таких горе-кандидатов, — и послужила причиной для «выдавливания» меня из рядов правоохранителей.

— Да, это были «судьбоносные времена», как выражался бывший генсек: разгон Николаевской ГАИ, первый в Украине, рождение новой правоохранительной структуры…

— Толчком к этому стали неправомерные действия сотрудников коблевского поста ГАИ Было принято политическое, считаю, решение: в угоду небольшому числу недовольных расформировать николаевскую Госавтоинспекцию. А ведь сначала вопрос так остро не стоял: речь шла о том, чтобы провести полную переаттестацию с участием представителей общественности, главка, отдела внутренней безопасности МВД. Но этого показалось мало: приехал министр Арсен Аваков и принял радикальное решение. Пару месяцев безопасность на дорогах обеспечивали патрули спецподразделения МВД «Кобра» и бойцы батальона «Миротворец», а затем, вплоть до создания новой патрульной полиции, область была единственной в Украине, где ГАИ просто отсутствовала. Это печально сказалось на дорожной обстановке. Сейчас, когда общаюсь с бывшими коллегами, мнения при ответе на вопрос: «Что все-таки лучше — старая ГАИ или новая патрульная полиция?» — разнятся. Хотя я помню, что в первом наборе в патрульную полицию, у многих ребят горели глаза, они хотели работать. Не будучи профессионалами до конца, они учились. А потом Николаевщина попала под каток всеохватывающей реформы правоохранительной системы… 7 ноября 2015 г. все милиционеры Украины стали полицейскими, но лишь на бумаге: каждого ждала аттестация. Наша область оказалась среди первых пяти, где милицию по-настоящему «отформатировали» в полицию. Меня проверяли полностью, а потом продолжили проверку в Киеве: наверное, не понравился чем-то Хатии Деканоидзе, приезжавшей сюда в роли советника первого зам. главы МВД Эки Згуладзе. На тот момент Х. Деканоидзе уже была главой Национальной полиции и очень болезненно отнеслась к моей принципиальности при отборе новых патрульных. Кроме того, в комиссии, аттестовавшей меня в столице и вынесшей вердикт о недопустимости оставаться в рядах новой структуры, присутствовали люди, ранее привлекавшиеся к уголовной ответственности. Им, вероятно, не по душе пришлось, что я не заискиваю перед ними и мне не стыдно смотреть в глаза людям. Я был уволен со службы. Вскоре восстановился через суд, снова занял свою должность, однако определенная команда снова поступила из Киева, и меня уволили, на сей раз — по сокращению. Я снова пошел в суд и восстановился во второй раз. Руководство не знало, что со мной делать, но я уже решил для себя, что работать с такими людьми не буду. И в третий раз, когда я вернулся, руководитель Департамента киберполиции Украины Сергей Демедюк вспомнил, что когда-то я поднял с нуля киберполицию в области. Мне предложили аналогичную работу по южному региону. Подобрали в команду молодежь, так называемых, «официальных хакеров», которые могут эффективно противодействовать работе зловредных «коллег». Коллектив надо было организовывать, потому что там были совершенно не «служивые» люди, абсолютно не знакомые с понятиями дисциплины и делопроизводства. Это ребята с красными от бессонницы глазами, работавшие по ночам, особо не следящие за своей внешностью. Но при этом они уникальны! И сейчас, после 5-6 лет работы в правоохранительной системе, они приносят огромную пользу в борьбе с хакерами, противодействуя взломам систем, распространению вирусов…

— Это была региональная группа?

— В Украине были созданы пять межрегиональных управлений, Южное управление базировалось в Николаеве, и я пошел туда заместителем начальника. У меня остались самые лучшие впечатления от этой работы.

Профессия — адвокат

— К адвокатуре как пришли?

— Я по профессии следователь, юрист-правовед, имею непосредственное отношение к уголовно-процессуальному законодательству.

— У вас своя адвокатская контора?

— Я занимаюсь индивидуальной адвокатской деятельностью около двух лет, тем что мне интересно — правоприменением и защитой людей.

— Уголовной или гражданской?

— В основном уголовной, но бывает, что и гражданской, веду административные дела, так как в свое время сам прошел через админсуды. Многих сотрудников органов внутренних дел мне удалось восстановить в рядах Нацполиции, потому что их увольнения были незаконны. К работе отношусь немного философски, пытаюсь помогать, даже если клиент виновен. Если он раскаивается, возмещает причиненный потерпевшему ущерб, официально трудоустраивается, в таком случае, общество не должно лишаться своего члена. Кроме того, считаю, что адвокат — это не только человек, защищающий подозреваемых. Из-за непрофессионализма в правоохранительной сфере, адвокат должен представлять и потерпевших. Приходят клиенты и говорят: мы обращаемся в правоохранительные органы, но нас не слышат, заявления оставляют без реакции, преступления не расследуют, виновных не привлекают к ответственности. Почему? Тотальный некомплект, отсутствие опыта, низкая мотивация. Недавно я помог сотруднику полиции восстановиться в Очаковском райотделе, где его уволили по сокращению штатов… при наличии 9-ти вакантных должностей! Кое-кто все еще не может смириться с тем, что закон — не частная лавочка.

Вначале было хобби…

— При напряженном графике у вас находилось время для работы над книгой? Знаю, что однажды, заинтересовавшись краеведческими публикациями, вы поставили задачу: собирать по крупицам историю родного района, находить давно забытые факты и издать книгу – легкую для чтения и понимания людьми разных поколений.

книга Валерия Кобы "Борщ з бичками...""
Книга Валерія Коби “Борщ з бичками…””

— Подготовкой первой своей книги «Богоявленському роду нема переводу» стал заниматься, когда был командирован во Врадиевку. Эта книга впоследствии была издана именно во Врадиевке, а презентована в конце 2014 г. в родном Корабельном районе. Естественным для каждого является желание получше узнать историю своего края и рода. Особенно остро ощущается в этом потребность, когда находишься вдали от дома, тебе за 35 лет, у тебя есть дети, слава Богу, живы родители, а среди знакомых есть такие же, как ты, энтузиасты. Я и прежде набирал материал, это было хобби. А когда приехал во Врадиевку… Первую неделю вообще в рабочем кабинете, потому что никто не хотел сдавать жилье.

— Даже так?

— Во Врадиевке милиция в то время вообще боялась ходить по улицам. А через полтора месяца, когда страсти улеглись, появилось время, и я до глубокой ночи, систематизировал материал, рылся в электронных библиотеках. На одной из сессий райсовета познакомился с Анатолием Коваленко, местным издателем-краеведом. Он показал свои работы, и я спросил, сколько стоит издать книгу о Богоявленске? К тому времени я собрал много разрозненной информации.

— И дело пошло?

— После врадиевских событий я эту информацию систематизировал, отдавал Анатолию Григорьевичу, когда он в Николаев приезжал. Тогда же познакомился с Ириной Куприевич-Бойко, известным краеведом. Хочу отметить, что многие жители нашего района интересуются его историей. С Ольгой Ясько, многолетним руководителем библиотеки №18, Ирина занималась Богоявленским парком, предоставила мне много информации для книги, в частности, из газеты «Южанин», которая выходила в конце XIX — начале XX века. Кстати, эти книги — чистой воды подвижничество, я их не продаю, а раздаю: библиотекам, тем, кто помогал собирать материал, местным жителям. «Богоявленському роду нема переводу» — своего рода «винегрет», в ней нет системности, научности, легкой авантюры, простоты. А вот «Борщ с бычками» задумывался как народная история Богоявленска. Мне хотелось добавить народности и одновременно академичности, но чтобы читалась она легко.

— По сути, вы продолжаете традицию, которой положил начало еще Костомаров: показать роль в истории не только государственных мужей, но и народа. Так в чем народность вашей книги?

— Народность в том, что все 300 страниц посвящены 16-ти интервьюерам, которым больше 85-90 лет. С ними я общался на протяжении четырех лет, с некоторыми — по двое суток, например, с Василием Стахорским, которому в апреле исполнится 98. Разговаривал он со мной в ясной памяти 8 часов в субботу и 8 часов в воскресенье, по его рассказам можно писать книгу, снимать фильм. И глава «Непростая история простых людей: воспоминания современников», пожалуй, моя любимая в книге. Большинство воспоминаний записано от первого лица, в тексте присутствуют мои пояснения. Имея желание передать интересные истории собеседников на языке оригинала, я намеренно оставил их произношение слов. Естественно, в рассказах старожилов присутствуют «русизмы», богоявленский диалект, отчасти – «суржик». Однако именно изложение позволит читателю ближе познакомиться с языковыми особенностями края, погрузиться в его историю, узнать обычаи, обряды, легенды.

— Недавно на странице краеведа Николая Пономаренко увидела пост об Иване Мартыновиче Кобе — в связи с десантом Константина Ольшанского. Это…

— Да, мой родственник. Дядя моего прадеда. Знаете, все богоявленцы связаны незримыми нитями родства. Особенно те, чьи предки жили в районе от бывшей улицы Карла Маркса (Металлургов) до Приозерной за речкой Витовкой, бывшей Мельничной. Таким образом, все, кто проживает в исторической части Богоявленска — дальние родственники. Я, к примеру, в шестом поколении богоявленец, и узнал это благодаря тому же Пономаренко. Отдельную главу я посвятил людям, изучающим историю нашего района. Покойной Наталье Кухар-Онышко, родившейся на западной Украине, Ирине Куприевич, которая родом из Луганской области, Виктору Мныху из Донецкой области. Только мы с Пономаренко — местные, богоявленские. Их информация использовалась во время написания книги. И, конечно, архивы Валентина Касьяновского, краеведа, посвятившего Богоявленску всю жизнь. После его смерти они были переданы в областной госархив. Ценные документы незадолго до своей трагической гибели предоставил и Владимир Щукин, известный николаевский историк. Это списки избирателей 1906 г. по Богоявленску. Использовал я и материалы профессора Котляра, писавшего о богоявленской воде и сакральном месте — источнике. Но если говорить «спасибо», надо начинать с Витовта, князя Литовского, Русского и Жемайтского, украинского казачества, князя Потемкина, доктора Самойловича, архитектора Ивана Старова, Михаила Фалеева, чья ставка находилась некогда в Витовке…

— Можно ли сказать, что Богоявленск является уникальным местом на территории области, ее историческим «сердцем»? Вы, наверное, не преминули отметить это в новой книге?

— Конечно. Витовка появилась раньше Очакова, Сокольца (Вознесенск) в качестве опорного пункта Великого княжества Литовского — в 1399 г. Это была одновременно и таможня. У нас с незапамятных времен существовала переправа на ту сторону лимана, к ней можно было выйти по улице Фонтанной. Она долго существовала, до появления переправы в Николаеве. Кроме того, огромный блок «Борща с бычками» посвящен хронологическому изложению исторических событий на территории Корабельного района, начиная с ямно-катакомбной культуры 5-6 тыс. лет назад, о чем свидетельствуют раскопки поселения недалеко от пивзавода «Янтарь», и до 1991 года.

— Здесь затеплилась жизнь раньше, чем в Ольвии?

— Гораздо раньше. В книге Касьяновского о Богоявленске и окрестностях археолог Иван Снытко рисует карту побережья лимана, и весь его правый берег усеян древними поселениями. Далее — переход на левую сторону лимана, и поселения заканчиваются в районе урочища «Маяк». Дальше до села Лиманы — пробел, я считаю, что это была толока или священное место для сходок, ярмарок…

— Старый богоявленский источник может получить вторую жизнь?

— Источник, который профессор Котляр называет сакральным местом, можно восстановить. Хотя к вопросу надо подходить комплексно, администрации района и города должны быть заинтересованы в его облагораживании, восстановлении первозданного вида и охране. Но как это сделать, если нет решения о предоставлении источнику статуса гидрологической памятки, только разговоры ведутся… Вот и вынуждены инициативные жители своими силами обустраивать эту историческую местность.

— Чем же определяется ценность новой книги?

— Книга нужна для того, чтобы люди знали, в каком исторически-значимом месте они живут и передавали это знание детям. Тем сейчас это неинтересно, молодые сегодня — глобалисты с размытой самоидентичностью. Но они должны знать историю рода, семьи, земли, на которой живут.

— Вы упомянули Потемкина, он, как известно, обращал свое сиятельное внимание на эти места. А не могло случиться, что Николаев возник бы на землях Богоявленска?

— Такого быть не могло, но действительно, Потемкин строил свою резиденцию на территории Богоявленского парка, там и второй дворец достраивался, для графини Браницкой, было получено от Екатерины ІІ разрешение на строительство здесь Спасо-Николаевского монастыря, функционировала первая в империи школа земледелия под руководством профессора М. Ливанова. Тут была штаб-квартира Фалеева, куда приезжали Ушаков, Кутузов.

— А почему так далеко?

— Да потому, что в 1788 г., Николаев являл собой просто верфь, а в Богоявленске уже была инфраструктура, был военный лазарет доктора Самойловича, который спас Суворова на Кинбурнской косе в сражении с турками. Лазарет был рассчитан на 500 солдат, которые лечились там, в том числе, водой из нашего источника. Тут жил Мордвинов, главный командир Черноморского флота, создал великолепный парк известный европейский садовничий Гульд, проектировавший сады в Петербурге и Елисаветграде. Но в 1791 г. умирает Потемкин, у которого было много врагов, и все начинает приходить в упадок. А проживи он, как предполагал Сумароков, еще лет 10, и Николаев мог бы соперничать с Москвой. Думаю, и Одессы в таком случае, не было бы, потому что к основанию этого города приложил усилия последний фаворит императрицы Платон Зубов, которому после смерти Потемкина не давала покоя его слава основателя городов на черноморском побережье…

— На первый взгляд, «Борщ с бычками» — несерьезное название для внушительного труда…

— Почему «Борщ с бычками» — я пояснил во введении. Разные были варианты названий: попробуй-ка в три слова «уложить» 820 страниц! Но такой борщ — исконно богоявленское рыбацкое блюдо, известное всем, кто хотя бы в третьем поколении является богоявленцем.

— То есть, вы сравниваете пищу духовную с земной?

— Абсолютно верно. Борщ — украинское блюдо, аутентичное, можно сказать. А бычки — основная пища наших бабушек и дедушек, которые выросли на лимане. «Борщ с бычками» — тот же «винегрет», как и «Богоявленському роду нема переводу», но на другом уровне. Это микс общеукраинского с местным — обычаями, произношением, фольклором, традициями.

— Почему же на обложке изображен «Мальчик с бычками», установленный в десятках километров от Корабельного района, а не тарелка борща?

— На обложке — ассоциативный ряд: причал, река, бычки, дети. Это мостик между прошлым и будущим. Книга написана для наших детей и внуков. Но и ныне живущим она пригодится, особенно тем, кто интересуется краеведением. Когда-то моей дочери задали в школе написать сочинение о своем крае. А найти интересные факты оказалось практически негде. Это также послужило толчком к появлению «Борща с бычками», народной истории витовско-богоявленского края, смеси академической истории с воспоминаниями очевидцев. Считаю, что у тех, кто был задействован в издании, все получилось. Мы вложили много сил, времени, души. Мне помогало около сотни единомышленников.

— Думаете ли вы над следующей книгой, чему она была бы посвящена?

— Если таковая будет, то в соавторстве, потому что есть много людей, у которых имеется уникальный краеведческий материал. Есть желание посвятить пока не написанную книгу истории нашей местности во время Второй мировой войны. Тому, как началась война, как происходила оккупация, как освобождали район, как воевали наши земляки. Это была бы дань памяти и тем, кто погиб, и тем, кто тайно помогал нашим войскам, а потом восстанавливал нормальную жизнь, тем, кто имеет отношение к освобождению Николаева. Только один факт: создатель воздушно-десантных войск генерал Маргелов, оказывается, под Богоявленском узнал о том, что получил звание Героя Советского Союза — «за форсирование реки Днепр и овладение Херсоном». В Корабельном районе есть улица 295-й Стрелковой дивизии, освобождавшей город со стороны Балабановки. А улицы 49-й гвардейской стрелковой дивизии, которой командовал Маргелов, нет. Нет и улицы имени Первого гвардейского укрепрайона, бойцы которого с моряками-десантниками 384-й ОБМП под руководством майора Котанова первыми врывались в населенные пункты, заставляя своим бесстрашием и мужеством обращаться в бегство румын и немцев.

— Но и сейчас ваша книга является результатом огромного труда, и всякий, кто возьмет в руки «Борщ с бычками», не сможет его не оценить…

— Да, мы разместили много справочной информации, например, обо всех улицах района, о том, как они называются и как назывались раньше, истории тех, чьи имена они носят. Множество карт — от самых первых, где поселение Витовка хоть как-то обозначено, до выпущенных в 1991 году. Завещания, купчие, составленные мещанами, уникальные списки лиц, имевших право голосовать в 1906 году — тех, кому исполнилось более 25 лет, несудимых мужчин. В этих списках каждый богоявленец может обнаружить прадеда, установить, как того звали… Поработав в архивах, мы, витовско-богоявленские краеведы, вступаем в полемику с обществом «Память», считая, что среди фамилий тех, кто освобождал Богоявленск, на плитах братской могилы в сквере «Солдатский», не указано около 80 бойцов. На деле там должны присутствовать 328 фамилий.

Я заказывал химический анализ воды из знаменитого источника, которая сегодня уже не соответствует ГОСТу, и сравнивал его с анализом 1896 года профессора Эрисмана, который искал, где брать воду для Николаева. Об этом тоже говорится в книге.

С Ириной Гудым мы готовили ее к изданию больше года, но, конечно, все материалы в неё не вошли.

— Значит, еще одна книга просто необходима: была бы «витовско-богоявленская трилогия»!

— Это очень дорого в наше время…

— А город с его программой поддержки книгоиздания?

— «Борщ с бычками» подавался на городскую программу, и для библиотек город оплатил 5 экземпляров. Я лично смог оплатить полсотни, их раздарил «аксакалам» и тем, кто помогал в работе над книгой.

— Николаевцы интересуются, где можно приобрести эту книгу?

— Советую обращаться в издательство Ирины Гудым на ул. Чкалова, 20, и она по предзаказу допечатает тираж. А я уж найду время подписать ее каждому желающему.

— Что ж, пусть таковых будет как можно больше!

Вечерний Николаев
Беседовала Елена Кураса.

Напомним, мы писали:

Читайте больше наших новостей в Telegram-канале @korabelov_info

Связанные статьи

12 комментариев

  1. Адвокат, честный человек? Я вас умоляю. Возьмите Тимошина, там не где клейма ставить. Не верю! Если адвокат за что-то выступает, значит дело денежное.

    22
    8
  2. Переписанная америкой история с библией ну никак не может объединять, разве что объединит питаров шароварных

    12
    15
  3. О, спеціалісти Жора і Скептик снова мету пургу. Наверное переели пургена.

    11
    10
  4. Заметил одну странность, наша наци балаболка Громодянин страдает амнезией. То он категорически требует чтобы все писали на мове, а сам шпарит на Русском. Это яркая особенность настоящего патриота, наглядно показывает чего он стоит на деле. Такие за печенюшки американские продали страну и сейчас не знают, кому ещё вылизать.

    16
    9
    1. Ты забыл дабавить слово анус, ты и скептик его очень любите, гапата никалаевская.

      5
      11
        1. Жора ваш лексикон про санитаров напоминает про КГБ.

          9
          3
  5. Наша общая история это Украина и Россия. Как не крути, а она нас объединяет, а Громодянина, Мерина, Высоцкого, )(уйло и ЛяШко закопает опять в схроны под Говерлой.

    12
    7
    1. Жора нас объединяет не ,,история,, а стремление к светлому ,нормальному,с высоким качеством жизни будущему. А история нужна чтобы кто-то зарабатывал на этом деньги.

      8
      2
  6. Валера молодец. Очень умный человек со стержнем. Обязательно закажу себе книгу.

    2
    4
  7. у каждого своя история... а история страны, которую, постоянно переписывают всех обьединять не сможет , какую то группу по интересам - возможно, всех - нет, это не холокост израелев, где все [censored] по праву крови жертвы и им все должны , и платят ..., это другое...
    п.с. библия насколько сильно обеденила християн ? на примере упц-рпц-грехокатоликов и тех же пятидесятников. Исус один, но ...

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Back to top button