"Неплохой бизнес талантливого самоучки" Николая Золотых: "работать мешали запои и любвеобильность"

Валерий Николаевич Валецкий

“Корабелов.Инфо” продолжает публиковать отрывки из книги Валерия Николаевича Валецкого
«Единственный Корабельный», изданной в 2016 году.

Один из руководителей района,
бывший заместитель мэра Николаева
опубликовал свою книгу

Сегодня предлагаем нашим читателям обратиться к главе "Моя работа на «Николаевэнергомаше»":

"Здесь необходимо рассказать о Н.А. Золотых. Я с ним познакомился примерно в 1992 году, когда он организовал в Корабельном районе малое предприятие «Турбо». Столкнувшись с бюрократическими проволочками при его оформлении, он пришёл ко мне. Я не видел причин мешать ему в этом деле, сказал об этом кому следовало, и дело закрутилось. Видимо, это произвело на Н.А. Золотых хорошее впечатление, и он пригласил меня поближе познакомиться с работой «Турбо».

Коллектив был небольшой, главной его задачей было вначале обслуживание компрессорной техники, а затем её приобретение для различных предприятий. Надо сказать, что практически любой завод нуждается в сжатом воздухе, который вырабатывают компрессора. Так что клиентура у «Турбо» была самая обширная.

Николай Анатольевич родом из Хабаровска, там на крупном компрессорном заводе стал хорошим специалистом по монтажу и пуску компрессорных станций. Талантливый самоучка, он был шеф-монтажником на десятках крупнейших строящихся заводов Советского Союза, в том числе и на строительстве глинозёмного завода в Николаеве. Здесь он решил остаться и организовать собственное дело. Очень хорошо зная, где и какое компрессорное оборудование стоит, а также, что нужно для его ремонта и замены, он и его помощники строили на этом неплохой бизнес.

Хорошо заинтересовывая работников энергетических служб завода, они приобретали по очень низкой цене как бы уже списанное оборудование и продавали на другие заводы, также при содействии имевших свой интерес людей. В условиях начавшегося развала экономики страны многие на много закрывали глаза, при виде зелёной наличности.

Начавшийся бартер заполнил склады и подъездные пути, арендованные «Турбо», вагонами с лесом, металлом, сантехникой, посудой и т.д.

Наступил момент, когда остро стала необходимость ремонта компрессоров и выпуска запчастей к ним.

В это время в районе тихо «загибался» небольшой  завод, выпускающий сельхозтехнику, в основном измельчители  грубых кормов – «Николаевсельмаш».

Завод лихорадило ещё и в докризисный период.  Главные проблемы – своевременная оплата за отгруженную продукцию и дефицит квалифицированных специалистов: электросварщиков, слесарей-сборщиков очень мешали его стабильности. Невыполнение производственного плана, низкая среди предприятий города зарплата, чехарда с руководящим составом, заставили нас (я имею в виду райком партии, где я тогда работал) усиленно искать нового директора, способного изменить ситуацию.

По моему предложению остановились на кандидатуре начальника механического цеха № 5 завода «Океан» Высоцкого Николая Ивановича. С большим трудом уговорили его возглавить «Николаевсельмаш». Он энергично взялся за работу, но буквально через несколько месяцев чуть не сел в тюрьму. Не обладая опытом самостоятельного хозяйствования и знаниями порядка отправки продукции и зачёта её в производственный план, он допустил приписки. То есть указал продукцию, которая ещё не поступила к заказчику, в том числе и ту, которая не была отгружена, как выполнение государственного плана.

Тогда полные обороты набрала очередная компания борьбы с приписками и наши доблестные органы взяли Н.И. Высоцкого в крутой оборот. Спасал его В.К. Новожилов, первый секретарь райкома партии.  Сделать это было очень непросто, несколько месяцев Николаю Ивановичу всерьёз угрожали как отпетому преступнику. Сегодня, глядя на совершенно безнаказанные «выкрутасы» иных руководителей, в это просто трудно поверить. А тогда было просто невозможно доказать, что человек добровольно согласившийся подымать завод, теряя  в зарплате, набивая шишки в новом для себя деле, не помышляя  о какой-либо личной корысти, имея двоих детей на руках, никакой не преступник и не потерянный для общества человек. Одно слово «приписка» - и никто ничего не хотел делать, чтобы нам помочь спасти руководителя. Но всё же В.К. Новожилову это удалось, Н.И. Высоцкий и дальше руководил заводом. Затем он был приватизирован, но из-за отсутствия заказов практически остановился.

Н.А. Золотых решил купить его и организовать на нём ремонт компрессоров и изготовление запчастей к ним. Завод поменял название, став открытым акционерным обществом «Николаевэнергомаш».

Н.А. Золотых возглавил правление, сохранил основной костяк специалистов, начав устанавливать дополнительные станки и оборудование (правда, все уже бывшее в употреблении). Вначале директором завода оставался Н.И. Высоцкий, а Н.А. Золотых основное время проводил в Болгарии, где открыл филиал «Турбо». Но затем ему доложили, что Н.И. Высоцкий под видом металлолома вывозит ценное оборудование. Не знаю, так ли это было на самом деле, но Н.А. Золотых немедленно уволил Н.И. Высоцкого и назначил другого директора - бывшего тоже работником «Николаевсельмаша» А.Н. Черемисова. Он тоже пришёлся не ко двору, и Н.А. Золотых предложил эту должность мне. Так началась наша совместная работа, длившаяся с перерывом с декабря 1991 года до смерти Николая Анатольевича в апреле 1997 года.

Работать с Н.А. Золотых было очень непросто. Мешали этому два его главных недостатка: периодические запои и любвеобильность. Он мог месяцами практически не пить, но затем срывался и пару недель пил практически круглые сутки, бросив все дела. Рядом с ним, как правило, была очередная подруга. Их число было таким большим, что он сам не помнил, с кем он был две недели назад. В основном, это были стервозные продажные девочки, за исключением Ани, которая родила девочку, одно время жила с Н.А. Золотых в Болгарии, а затем ушла от него и живёт сейчас нормальной жизнью с дочерью.

Надо сказать, что Николай Анатольевич Золотых по жизни многим очень помог, кому в бизнесе, кому квартирой, кому машиной. Но не все были ему за это по-настоящему благодарны, нередко подставляя его и стараясь как можно больше на нём заработать. Он плохо разбирался в людях, особенно в женщинах, которые, в основном, и погубили его. На все мои попытки открыть глаза на очередную «красотку», нагло прибарахлявшуюся рядом с ним, неумело изображающую любовь и заботу, он не реагировал. В конце концов, я махнул на это рукой, а он жил как считал нужным.

Лишившись одной почки, он неделями пил шампанское. Как могла выдержать одна оставшаяся?! И это не считая целого «букета» других  болезней, которые он просто игнорировал. Помню, он как-то позвонил мне, что он прилетел из Болгарии, и у него открылось язвенное кровотечение. Попросил приехать к нему в Жовтневую больницу. Приезжаю, лежит весь жёлтый в приёмной покое. Положили в реанимацию, поставили капельницу. Утром ему стало лучше и он, бросив лечение, укатил с очередной подругой в Болгарию.

Только сибирское здоровье позволяло ему подниматься, несмотря на издевательство над собственным организмом. Конечно же, так долго продолжаться не могло.

В начале 2007 года Н.А. Золотых лёг в больницу, из которой уже не вышел. Похороны были очень многолюдны. При всех своих проблемах и комплексах это, в целом, был хороший, по-своему очень интересный человек, сделавший немало добрых дел для людей. Царство ему небесное.

После смерти Николая Анатольевича меня собранием правления избрали исполняющим обязанности председателя. К этому времени многие заводы, и прежде всего металлургические, главные покупатели нашей бывшей в употреблении подремонтированной техники стали работать более стабильно, к руководству там пришли новые хозяева, которые были в состоянии приобрести новое компрессорное оборудование и запчасти к нему. Заказов становилось всё меньше, металл, особенно легированный, резко подорожал, кредиты в банках взять было очень трудно, ежемесячно выплачивать зарплату становилось всё труднее.

Какие-то мутные люди крутились вокруг бывшей жены Н.А. Золотых, которая претендовала на завод. Меня пытались втянуть в эти дела, но я категорически отказался. В сентябре 1997 года пришли какие-то деятели и предъявили документы, которые свидетельствовали о продаже Н.А. Золотых контрольного пакета акций ещё до его смерти. Хорошо зная его, я этому не поверил, но доказать ничего не смог, по просьбе новых владельцев проработал ещё три месяца и в  декабре этого же года уволился по собственному желанию.

Завод тут же был продан, коллектив оказался без работы, но это не моя вина.

Надо сказать, что в своё время я дважды уходил с завода по разным обстоятельствам. Первый раз в декабре 2003 года. Меня просто достала очередная жена Н.А. Золотых, самая стервозная из всех, кого я знал. Она вмешивалась в работу самым наглым и безграмотным образом, а затем потребовала от мужа, которым просто помыкала, чтобы он поставил её директором вместо меня. Мне это надоело, я плюнул на всё и ушёл с завода. Недолго длилось директорство этой «боевой подруги». Н.А. Золотых приехал ко мне и уговорил вернуться назад.

В следующий раз я ушёл с завода по договорённости с ним на год. Дело в том, что приближался мой пенсионный возраст. Я решил уйти на пенсию как госслужащий. Перед этим мне надо было перейти работать на госслужбу. Такое место нашлось в Николаевском  областном отделении социальной защиты инвалидов", - вспоминает Валерий Валецкий.

СПРАВКА от "РТПП":

4 ноября 2008 года Хозяйственный суд области принял решение ликвидировать ОАО «Николаевэнергомаш», которое в течение последних 10 лет занималось выпуском турбокомпрессоров для промышленности.

По данным еженедельника "Деловая столица", акционеры завода — николаевские предприниматели Владимир Бурданов и Анатолий Заика продали имущественный комплекс предприятия николаевской научно-производственной фирме «Композитные решения», входящая в группу компаний «Ника-Тера» севастопольского бизнесмена Романа Деньковича.

В мае 2008 г., после того как имущество было отчуждено, акционеры «Николаевэнергомаша» приняли решение о прекращении деятельности предприятия и создании его ликвидационной комиссии, которую возглавил г-н Бурданов. В июле комиссия обратилась в суд с заявлением о признании ОАО банкротом, мотивируя это его неплатежеспособностью. В том же месяце суд по упрощенной процедуре начал ликвидацию экс-компрессорного завода, а в сентябре утвердил реестр требований кредиторов к должнику на общую сумму 1,5 млн грн.

В ходе ликвидационной процедуры стало ясно, что у «Николаевэнергомаша», стоимость активов которого еще в начале этого года составляла 13 млн грн., не осталось никакого имущества. Решив, что дождаться возврата долгов в такой ситуации невозможно, кредиторы попросили суд завершить ликвидацию своего должника, что и было сделано в ноябре.

Отметим, что в настоящее время имущество предприятия находится во владении ООО "МСП "Ника-Тера".

[do_widget id=text-16]

 

Напомним, мы писали: “Кадры решают всё”. О руководителях предприятия и организаций Корабельного района в период перестройки