Без рубрики

Профком НГЗ обвиняет журналистов в однобокости и предвзятости

В редакцию Корабелов.Инфо пришло сообщение от секретаря профкома промплощадки НГЗ Анны Крысяк. Она прислала нам письмо председателя профсоюзной организации промплощадки НГЗ А.В. Чередниченко совместно с этическим уполномоченным предприятия Т.В. Момот, освещающее вторую сторону конфликта с работником НГЗ Валерием Пихой. Публикуем письмо в полном объеме, чтобы читатель смог сам разобраться в сложившейся ситуации:

“ПОСЛЕ ВСТРЕЧИ С ТРУДОВЫМ КОЛЛЕКТИВОМ

Интернет-издание тем хорошо, что за размещенные на нем материалы никто ответственности не несет.  Зачастую авторы «жареного»  не утруждают себя изучением мнения второй стороны. Как говорят, прокукарекал, а там, хоть не расцветай.

Нечто подобное произошло с публикацией на интернет-сайте «Преступности. НЕТ» 4 июля 2012 года относительно работника  НГЗ В.П. Пихи. Автор статьи А. Семенов не удосужился узнать мнение второй стороны – коллектива, где работает В.П. Пиха. А зачем знать мнение второй стороны, если афганцы в этом году несколько месяцев отстаивали свои права в Киеве, то здесь, как говорится в глубинке, права воина-интернационалиста топчут кому не лень? А ведь все не так от начала и до конца. Ниже я обосную свое мнение и мнение трудового коллектива транспортно-складского цеха, где работает В.П. Пиха.

Мне, как председателю профсоюзной  организации промплощадки НГЗ, насчитывающей около 3000 членов профсоюза, приходится общаться с многими членами трудового коллектива. С кем-то  чаще, с кем-то реже. С Валерием Павловичем за последнее время мы также несколько раз встречались по разным обстоятельствам. Также я защищал его права в комиссии по расследованию несчастного случая, произошедшего с ним 28 февраля 2012 года  вне территории завода, но связанного с производством. Профком в первые дни нахождения В.П. Пихи в травматологии 3-й горбольницы оказал ему материальную помощь в сумме 1000 грн. Я лично привез деньги в обход существующего порядка прохождения документов через цеховой комитет, чтобы ускорить этот процесс. Я успокаивал и убеждал его в том, что несчастный случай, произошедший с ним, рассматривается комиссией, как случай, связанный с производством. И просил не препятствовать расследованию, т.к. от сроков оформления акта зависит начало финансирования его лечения и протезирования Фондом социального страхования от несчастных случаев на производстве. Думаю, что как у самого В.П. Пихи, так и у читателей, не должно сложиться мнение  о предвзятости руководителя профкома к Валерию Павловичу. Профком всегда был объективен и принципиален в вопросах защиты прав членов профсоюза.

Но я не могу согласиться с неправильным изложением фактов в указанной статье. Взять хотя бы утверждение В.П. Пихи об отсутствии желания у руководства цеха оформлять акт несчастного случая с ним, связанного с производством. Указанный факт опровергается актом территориального управления Госпромгорнадзора  в Николаевской области от 26 марта 2012 года по расследованию данного несчастного случая. В статье от 4 июля 2012 года указаны выдержки из этого акта (стр.1 – состав комиссии и часть на стр. 4 – обстоятельства, при которых случился несчастный случай), но авторы умышленно не показали следующие страницы – 5, 6, потому что в них раскрывается несостоятельность утверждения В.П. Пихи о препятствии со стороны завода признания несчастного случая, связанного с производством. Привожу выдержку из акта 4-й, 5-й, 6-й страниц.

 666

777

888

Из приведенного выше раздела Акта видно, что сам потерпевший своими действиями препятствовал ходу расследования. Начиная со дня, когда произошел несчастный случай, В.П. Пиха упорно отказывался от медицинской помощи и диагностирования травмы. Сначала от  предложения случайного свидетеля гр. Ф.М. Козлова, доставившего его домой, а затем ежедневных настойчивых предложений непосредственного руководителя А.М. Скударнова обратиться к врачу.

Ухудшение самочувствия заставило В.П. Пиху обратиться за помощью только на 4-й день после травмы, а на 5-й день работники цеха (3 марта 2012 года) отвезли его из дому в горбольницу №3, после чего был поставлен диагноз – перелом шейки левого бедра со смещением. Лечебное учреждение сообщило заводу о произошедшей тяжелой травме с В.П. Пихой только 7 марта, после чего началось расследование. Сам акт комиссии у В.П. Пихи есть, и  он, и его семья не оспаривали его содержания. При этом я, как член комиссии, был свидетелем того, как В.П. Пиха всячески препятствовал такому расследованию: менял обстоятельства и место происшествия, отказывал самой комиссии в объяснениях, ожидая приезда другой комиссии из Киева, не желал давать письменное объяснение произошедшего с ним.

Из содержания статьи, размещенной на сайте «Преступности. НЕТ» видно, что ее авторы – В.П. Пиха и А. Семенов  не знакомы с законодательством о Фонде социального страхования от несчастных случаев на производстве и профзаболеваний Украины и порядке возмещения ущерба, причиненного в результате несчастных случаев на производстве. В противоречие действующему законодательству они считают, что затраты пострадавшему на лечение от полученной травмы возмещает предприятие, а не Фонд социального страхования от несчастных случаев на производстве. Но В.П. Пиха лукавит, порядок выплаты и кто оплачивает затраты, ему хорошо известны. С Владимиром Петровичем 13 апреля 2004 года уже происходил несчастный случай. При осмотре списанных автомашин он упал и получил травму. Заводская комиссия составила акт Н-1, травма была признана связанной с производством, а Фондом соцстраха от несчастных случаев было выплачено все, что предусмотрено Законом. Зачем В.П. Пихе так откровенно искажать факты? Затраты на лечение и в последнем несчастном случае оплачивало не предприятие, а Фонд.

Из публикации видно, что В.П. Пиха негативно высказывается в адрес сотрудников цеха, обвиняя их в  невнимательности к нему и неоказании помощи. Неискренность В.П. Пихи в статье становится системной. Чем, как не проявлением сострадания к своему коллеге, получившему тяжелую травму, можно назвать действия коллектива цеха по сбору средств на лечение. Небольшой по численности коллектив собрал и передал выздоравливающему свыше 8000 грн.  Неужели цель, которую преследует В.П. Пиха, публикуя такую статью, заслуживает того, чтобы поступаться своей совестью? А как потом смотреть коллегам в глаза?

Инсинуацией можно назвать тезис статьи о начавшейся травле В.П. Пихи и выживании с завода. Подкреплен этот тезис безосновательными заявлениями об указании руководителя завода создать ему такие условия. Я понял это после встречи вместе с этическим уполномоченным НГЗ Т.В. Момот с трудовым коллективом транспортно-складского цеха 10 июля 2012 года. Мы попросили коллектив встретиться с нами без присутствия руководства, чтобы исключить возможное давление на присутствующих. Ни один из 72 человек, участвующих в собрании, не подтвердил утверждаемые В.П. Пихой  слова о проводимой в цехе работе по его выживанию. Все выступающие высказали мнение, которое поддержали присутствующие, что факты, изложенные 4  июля 2012 года в СМИ на сайте «Преступности. НЕТ», не соответствуют действительности в т.ч. и утверждения В.П. Пихи, что для этого была произведена замена замков в его кабинете, с целью недопуска к рабочему месту.

В беседе с водителем А. В. Амеленчуком  выяснилось, что он лично звонил В.П. Пихе и просил передать на завод ключ от кабинета, так как он единственный в наличии. В.П. Пиха ответил, что ключ находится в его личной автомашине, но жена не может найти. Понятно, что после этого, замки заменили.

В коллективе ТСЦ считают, что поступок Пихи В.П. ниже достоинства офицера и воина-интернационалиста, а журналистам перед вынесением темы на обсуждение следовало получить полную информацию от компетентных лиц НГЗ, узнать мнение трудового коллектива и объективно разобраться в ситуации.

Следует сказать, что администрация в вопросах социально-трудовых отношений работает в правовом поле – с 2006 года не было обращений персонала в суд по поводу нарушения прав в этом вопросе.

Высказывания В.П. Пихи по поводу хищения из личного сейфа 3000 грн. и талонов на бензин на сумму 1800 грн. безосновательны, так как никакого личного сейфа он не имеет, как, впрочем, и рабочего места в указанном помещении, свободный доступ в которое имеет целый ряд работников цеха. Кроме этого, согласно п. 5.6.13 Инструкции «О пропускном и внутриобъектовом режиме» работникам завода запрещается хранить в служебных помещениях в шкафах, в рабочих столах  денежные средства, ювелирные изделия, личные документы и другие личные вещи. Несгораемые шкафы, находящиеся в кабинетах, предназначены для хранения служебных документов. На заводе не располагают информацией об обращении В.П. Пихи в правоохранительные органы о случае хищения.

На предприятии многие задают себе вопрос: зачем все это нужно В.П. Пихе? Вопрос не требует сложного ответа. Просто В.П. Пихой манипулируют те, кому выгодна дискредитация НГЗ, его руководителя и трудового коллектива.

Председатель профсоюзной  организации промплощадки НГЗ А.В. Чередниченко совместно с этическим уполномоченным предприятия  Т.В. Момот .”

Читайте больше наших новостей в Telegram-канале @korabelov_info

Связанные статьи

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Back to top button