Десятки тысяч жителей собрались на стадионе «Молодежный». Первая годовщина независимости Украины в Корабельном


 

Мы продолжаем публиковать отрывки из книги
Валерия Николаевича Валецкого
«Единственный Корабельный».

Один из руководителей района,
бывший зам. мэра Николаева
опубликовал свою книгу

Сегодня предлагаем Вашему вниманию воспоминания о чудом прошедшем без пострадавших концерте Алексея Глызина, состоявшемся в первую годовщину независимости Украины на стадионе «Молодежный» в Корабельном районе Николаева:

«Первые годы в независимой Украине

В августе 1992 года приближалась первая годовщина независимой Украины. Решили надлежащим образом отметить эту историческую дату. Возможности тогда у нас были – на так называемый внебюджетный фонд поступали немалые деньги. Тем более, что уже несколько лет в районе не было никаких значимых праздников для людей, а всё только бесконечные проблемы с пайками, сигаретами, мылом, моющими средствами и т.д.

В это время на гастроли в Николаев собирался приехать один из самых на тот момент популярных в стране певцов – Алексей Глызин. Решили пригласить его дать концерт на стадионе «Молодёжный».

Алексей Глызин

Один из моих заместителей В.А. Захарченко, очень национально настроенный человек, уговорил меня пригласить и неких братьев Гадюкиных, популярных на Западной Украине.

Перед концертом, как и положено, была торжественная церемония поднятия флага Украины, коей предшествовала моя короткая речь.

Такого количества людей на стадионе я не видел никогда: ни до, ни после. Обычно собиралось пару тысяч, а тут все трибуны, а, главное, всё поле стадиона заполнили десятки тысяч жителей района и города. Никаких пригласительных мы на «Молодёжный» никогда не раздавали, а, значит, и никакой регулировки количества людей не было и в помине. И я, глядя на это море людей, об этом очень пожалел.

Милиции было много, но и она, прижатая такой огромной толпой к концертной сцене, выглядела довольно растерянно. Проведя торжественную часть, я зашёл в кабинет директора стадиона, выпил пару рюмок коньяка и ждал концерта, на который пришли все мои друзья и дочь с женой. Неожиданно влетает перепуганный руководитель милиции и чуть ли не кричит, что их сминают и люди уже возле сцены. Я взобрался вместо Глызина на сцену и начал уговаривать людей отступить хоть немного назад.

Я был практически трезв, но пережитый в молодости неврит лицевого нерва в состоянии сильного эмоционального стресса делал мою речь недостаточно четкой, и многим показалось, что я хорошо поддал. Действительно хорошо поддатые молодые люди с девочками на плечах мне весело махали руками и, нехотя, немного отступали, а затем вновь напирали на сцену. Я попросил появившегося Глызина обратиться к людям, чтобы они немного отошли.

Алексей, маленького роста, с огромным крестом на груди, что-то произнес: «Мужики, ну, чего вы? Отойдите немного!» и через секунду был уведён со сцены своей охраной. Пришлось мне одному уговаривать людей уже на повышенных тонах, и жена просила  Бога, чтобы я не перешёл на ненормативную лексику. Я этим иногда грешу. А тут даже не знаю как, но сдержался. Начался концерт, и вдруг пропадает электроэнергия, и весь стадион погружается в темноту.

Что я пережил за эти несколько часов, трудно даже представить! Если бы затоптали кого-нибудь или покалечили, до конца жизни не простил бы этого себе.

Когда всё закончилось, и мне доложили, что никто не пострадал, я без сил присел на край трибуны и долго ничего не мог ответить на слова жены, что надо ехать домой.

После этого некоторые «доброжелатели» и особенно один из активистов Руха, а затем депутат городского Совета Борис Мороз, пытались выставить меня в неприглядном свете – мол, был пьяным в этот вечер. Но из этой затеи ничего не вышло.

А когда на конференции трудового коллектива завода «Океан», где рассматривался вопрос о выдвижении в депутаты местных Советов, в том числе и меня, Мороз в очередной раз пытался рассказать эту историю, его просто никто не послушал – я набрал больше всех голосов поддержки. Просто люди знали где, с кем, сколько я мог позволить себе спиртного, и как вёл себя после этого…»

 

Напомним, мы писали: Телефонизация, новые школы, открытие украинских классов… «Портрет» Корабельного района на 1987 год