Эпоха «Перестройки» в Корабельном районе. «Избирательный зуд» в трудовых коллективах «Океана» и НГЗ

Корабельный район, 90-е годы

Мы продолжаем публиковать отрывки из книги
Валерия Николаевича Валецкого
«Единственный Корабельный».

Один из руководителей района,
бывший зам. мэра Николаева
опубликовал свою книгу

Напомним, всю книгу Валерия Валецкого «Единственный Корабельный» можно взять почитать во взрослой библиотеке-филиале № 18 (проспект Корабелов, 12).

Сегодняшний отрывок — о взгляде бывшего партийного работника на события в Николаеве периода конца 80-х — начала 90-х годов ХХ века:

«…С каждым днём ситуация в партии и в стране, в целом, менялась. Бестолковый лидер М.С. Горбачёв (в январе 1987 года на пленуме ЦК КПСС дал старт политике «перестройки» — прим. ред.) по-прежнему вытворял всякие глупости, одной из которых стали настоятельные рекомендации разделить в советах должность председателя райисполкома на две – председатель Совета и председатель исполкома, а на должность председателя Совета обязательно баллотироваться первым секретарям партийных комитетов, оставаясь одновременно на партийной работе. Пройти, так сказать, проверку на доверие людей.

Пришлось и мне снова в марте 1990 года избираться, но уже председателем районного Совета. Так и был одновременно на двух должностях, получая только партийную зарплату до того времени, пока эту глупость не отменили.

Избирательный зуд пришёл и в трудовые коллективы. Начали избирать начальников участков, цехов и даже предприятий. Хорошее, казалось бы, дело, но многие руководители среднего звена стали заигрывать с людьми, упал спрос за дело, а значит и трудовая дисциплина, начали брать верх демагоги и крикуны.

В марте 1989 года прошли выборы в народные депутаты Верховного Совета СССР. Народным депутатом на волне перестроечной демагогии избрали работника глинозёмного завода Д.В. Лесничего. Личность совершенно заурядная, но попавшая, как говорят, в политическую струю своими заявлениями о необходимости отмены статьи в Конституции СССР о руководящей роли партии.

Всё отчетливее в стране и, конечно же, в городе и районе, проявились признаки кризиса идеалов, доверия к партии и её руководителям.

Новые веяния в трудовых коллективах: далеко не всегда уместная и удачная выборность руководителей, резкие проявления недовольства рабочих условиями труда и зарплаты, вплоть до забастовки в июне месяце в доковом цехе и маляров-отсечников малярного цеха на заводе «Океан», выдвижение в лидеры трудовых коллективов крикунов, рвачей и демагогов затронули практически все предприятия, особенно «Океан» и НГЗ. Здесь особенно обострился антагонизм между администрацией и рабочими. Многие проблемы сваливают только на руководителей заводов. Резко упала трудовая дисциплина. На глинозёмном заводе возникло более десяти кооперативов из работников завода, в которых стали принимать участие и ряд руководителей. Это очень накалило там обстановку. 140 специалистов ушло в кооперативы на заводе «Океан».

Масло в огонь добавлял острый дефицит мыла и моющих средств, проблемы с обеспечением сахаром, мясом и т.д.

 

В конце 1989 года началась подготовка к выборам депутатов Верховного Совета УССР, а также депутатов местных Советов.

13 декабря этого года прошла конференция трудового коллектива завода «Океан», которая выдвинула кандидатом в депутаты Верховного Совета Кинаха Анатолия Кирилловича

4 марта 1990 года прошли выборы в Верховный Совет Украины (о них я уже упоминал выше), а также выборы в местные советы. Я на альтернативной основе (оппонировал мне Ю.В. Хархардин) был избран депутатом областного совета, а также депутатом Корабельного райсовета. Из 57900 избирателей района в выборах приняли участие 44500 человек (77,4%).

Впервые это были настоящие выборы, а не почти 100 % голосование без всякой альтернативы за заранее утверждённых кандидатов, о чём я писал ранее.

Подводя на следующий после выборов день их итоги, первый секретарь обкома партии Л.Г. Шараев назвал их провальными. Так в областной совет из 130 мандатов избрано 60 депутатов, по 60-ти предстояло повторное голосование, а по 10-ти — повторные выборы. В городской совет из 200 избрано 100 депутатов, по 51 округу предстояли повторные выборы, а по 49 – переголосование…

Выборы показали заметное падение авторитета партийных комитетов, и ситуация продолжала усугубляться.

Об этом ярко свидетельствуют партийные собрания и конференции в районе, на которых мне приходилось присутствовать.

Так на партийной конференции глинозёмного завода в январе 1990 года звучало, что Устав партии – застойный документ, в котором почему-то не предусмотрен добровольный выход из партии, партийный аппарат при Сталине установил диктатуру, надо упразднить райкомы партии и их аппарат и заменить их совещанием секретарей парторганизаций.

«Надо готовиться, — говорили коммунисты, — к работе в многопартийной системе».

На партконференции завода «Океан» в мае этого года более принципиальную и последовательную позицию, по сравнению с секретарём парткома НГЗ Л.И. Кравченко, занял секретарь партийного комитета Н.И. Кирпено, но и здесь звучали призывы вывести парторганизации из трудовых коллективов, нужны, мол, только клубы секретарей парторганизаций и никаких райкомов, горкомов и обкомов.

Надо отметить, что в целом обстановка на «Океане» была здоровее и конструктивнее, чем на НГЗ. Основу этого коллектива составляли приглашённые из разных регионов Союза  специалисты, которые разбились здесь на группы и кланы, и вели порой жёсткую войну друг с другом, а некоторые — с директором завода В.В. Мешиным. Лидеры этой «оппозиции», Б.П. Яблочников, П.А. Захарченко, А.В. Синев, подготовили письмо против директора и озвучили его на похоронах главного инженера В.К. Устинова. В этом письме В.В. Мешин обвинялся во многих грехах и даже в аморальном поведении. Правда, подавляющее число ИТР и руководителей не поддержали «оппозицию», но брожение в коллективе и падение дисциплины были налицо…».

Предлагаем также вниманию наших читателей материал о Корабельном районе Николаева в 1993 году.

Читайте и другие отрывки из книги Валерия Валецкого:

Рабочих из Корабельного возили на демонстрации в город на поезде, а затем на 100 автобусах (архивные ФОТО);

После сдачи «Водолея» Мешин уговорил перенести Балабановское кладбище, освободив место для ледового дворца.