"Всех бы казнили на заднем дворе". Нардеп Ильюк - о проблемах "Октябрьского", кризисе Николаевской власти, боксе и многом другом

Артем Ильюк
Артем Ильюк

Вот уже седьмой год представляет в парламенте интересы украинцев народный депутат Артем Ильюк, избранный в Верховную Раду жителями 128-го избирательного округа – Ингульского и Корабельного районов города Николаева.

Об особенностях личности депутата и о том, с какими чаще всего проблемами приходят к нему жители Корабельного района, как он оценивает текущую ситуацию в городе, деятельность местной власти, и многом другом с Артемом Ильюком беседовал журналист «Корабелов.Инфо».

На вопрос, как нардепу удается так много успевать – заниматься и государственной деятельностью, и благотворительностью, уделять время и многочисленным встречам с местными жителями, и семье, и спорту – Артем Александрович отметил, что главное – не стоять на месте, а каждый день, шаг за шагом, двигаться вперед, к достижению поставленных целей:

- Чтобы боксировать, надо боксировать. Это простая фраза, над которой кто-то может смеяться. Она говорит о том, что какие бы ты цели ты ни ставил перед собой, надо не просто мечтать, а действовать в этом направлении, упорно трудиться. При этом действовать надо всегда с умом. Для контратаки в боксе делают шаг назад. Так и в жизни, иногда надо сделать шаг назад. Это не значит проиграть. Это значит на короткое время подумать и приступить к новым действиям.

"Всех бы казнили на заднем дворе". Нардеп Ильюк - о проблемах "Октябрьского", кризисе Николаевской власти, боксе и многом другом

- Сколько лет Вы занимались боксом?

- Пять лет был в сборной института Николаевского кораблестроительного университета по боксу. Затянуло. Каждый день - тренировки. Международный турнир Макара Мазая - третье место, кандидат в мастера спорта. Больше занимался для себя: проверить себя, испытать характер.

Так у меня возникла привязка к силовым видам спорта. Теперь это помощь спортсменам. Мы ведь тоже такое проходили: выходя с ринга, надо было быстрее снять перчатки, шлем и боксерки (специальная обувь - прим. ред.), потому что нормальные перчатки были одни на всех!

Поэтому теперь, когда у меня есть возможность помочь какому-то парню или девушке, представляющим Николаев в каком-либо виде спорта, или творческим различным коллективам, то я помогаю. Потому что знаю, как это тяжело родителям, как это было нам в свое время…

"Всех бы казнили на заднем дворе". Нардеп Ильюк - о проблемах "Октябрьского", кризисе Николаевской власти, боксе и многом другом

- За все годы, как Вы являетесь народным депутатом, с какими вопросами и просьбами чаще всего обращаются к Вам николаевцы? Может быть, есть отличие в проблемах жителей Корабельного от Ингульского района?

- На самом деле, есть отличие Корабельного не только от Ингульского, а и от всех других районов Николаева. «Октябрьское» (как многие его называют) - оно всегда обособленное, где-то немножко недоверчивое, и в то же время, более сплоченное в плане того, что его жители чуть-чуть находятся в стороне, и в свое время так исторически сложилось.

А вот проблемы здесь, как и во всем городе, нескончаемые. Буквально на прошлой неделе я провел очередной прием граждан, который показал, что еще с 2010 года, когда я начинал как депутат городского совета, проблемы в Николаеве остаются всё те же, причем их становится даже больше. Те же дороги, те же внутриквартальные проезды, проблемы крыш, лифты, подвалы. Всё, с чем мы сталкиваемся в обыденной жизни наших домов старого жилого фонда, медицины… Это говорит о том, что кто бы что ни заявлял, ни декларировал, какие бы люди не приходили к управлению городом за последнее время, уровень проблем (а значит, и уровень их решений), к сожалению, остался таким же печальным, а не в которых местах стал хуже…

"Всех бы казнили на заднем дворе". Нардеп Ильюк - о проблемах "Октябрьского", кризисе Николаевской власти, боксе и многом другом

- А люди изменились? Стали беднее? Богаче? Часто приходят за материальной помощью?

- Материальной помощи очень много, в основном за этим и идут: просят на всё, всегда и везде. В принципе, как и раньше. Таких обращений очень много, бывает в месяц - на миллион гривен. Много моментов касаемо помощи больным детям, к сожалению. Это такие тяжелые моменты (в том числе и морально), потому что приходят с просьбами о больших суммах, и родители идут - это как последняя надежда. И в этом плане мы тоже очень много помогаем и делаем специальные акции, потому что есть суммы, которые самому просто даже не в силах потянуть. Но, к сожалению, всем помочь невозможно, хотя и делаю всё, что могу.

Я делаю это уже очень много лет – с тех пор, как начал зарабатывать первые деньги. То есть у меня всегда стояло правило: часть отдавать на благотворительность, меценатство, помощь людям. И до сих пор мы с семьей все вещи, игрушки передаем в интернаты. И когда я работал в селе, мы помогали, и сейчас… Это есть, но это те вещи, которые не афишируются.

У нас есть такое правило негласное: «70 на 30». То есть всего 30% добрых дел освещаем, потому что все их не скроешь, потому что ты депутат, ты публичный человек и отчитываешься о своей работе. А 70% благотворительности остается в тени. Пресс-служба, моя команда очень жалуются, что я многим помогаю, а они об этом не знают. Любой политик мог бы сделать себе на этом большой пиар. Но это моё личное - есть вещи, которые я не освещаю. Иногда люди сами говорят приятные слова именно публично (это редко бывает, в основном выражают личную благодарность).

- Бытовые проблемы жителей, на которые они жалуются, скорее всего, также возникают от нехватки средств?

- Совершенно верно, и здесь я тоже стараюсь людям помочь. Возьмем ту же программу индивидуальных газовых счетчиков. Она была рассчитана на ту категорию людей, которые не могут так просто потратить 4 - 5 тысяч гривен на установку этого счетчика. Мы хотели сделать тот толчок, который помог бы людям сэкономить свои деньги, не влезая в долги. 

"Всех бы казнили на заднем дворе". Нардеп Ильюк - о проблемах "Октябрьского", кризисе Николаевской власти, боксе и многом другом

- А ведь часть проблем горожан могла бы решить и местная власть?

- Конечно, ведь денег стало больше в городе. Когда я был руководителем фракции горсовета, у нас там бюджет развития был 60 - 80 млн грн. А сейчас около 300 - 500 миллионов не расходуются. Почему? Не умеют тратить? Не понимают даже, как? У меня, честно говоря, в голове не укладывается.

Я помню, как было при часто критикуемом всеми Николае Петровиче Круглове, который, как настоящий хозяин, понимал, что надо «всё в дом». Чтобы какую-то копейку, зашедшую через субвенцию в город, - и отдать ее назад? Не дай Бог вернуться деньгам в Киев - всех бы тут «казнили», на заднем дворе.

Но сейчас субвенция - забрали семь с половиной миллионов, и всем в городской власти всё равно. А это деньги, которые я привел на установку индивидуальных газовых счетчиков. А это тысячи семей, о которых сегодня никто не думает. Говорят, что это из-за политики. А раньше что, не было политики? Да еще и по жестче было, только были какие-то правила, людей не унижали.

А сейчас людей унижают. Не способен сегодня вести нормальную политику городскую депутатский корпус, который, я считаю, своими действиями унижает сегодня Николаев и николаевцев. Чиновники, в свою очередь, смотрят и на депутатский корпус, и на облгосадминистрацию – и точно так же себя ведут. Они же олицетворение того, что происходит. Они, как маятник: будет нормальное направление - они соберутся и будут нормально работать.

"Всех бы казнили на заднем дворе". Нардеп Ильюк - о проблемах "Октябрьского", кризисе Николаевской власти, боксе и многом другом

- Какую Вы можете дать оценку деятельности мэра города Александра Сенкевича?

- Чтобы было понятно, расскажу свою историю вообще отношения ко всему этому. Когда в 2015 году были выборы в местный совет, то я как горожанин, в первую очередь, как николаевец, как человек, который здесь родился и вырос, у которого здесь дети ходят в школу, живут родители, могилы родных и близких, я хотел смены поколения.

Я считал, что должны прийти молодые люди, более нового формата, более современные, с другим мышлением, с другим подходом в работе, и чтобы это был тот толчок, который даст развитие городу. Поэтому, несмотря на наши прекрасные отношения с Юрием Исаевичем Гранатуровым, я ему сказал, как думал: что пришло время других. Спасибо ему за то, что он работал для города, как он умел, и было чему поучиться во многих вопросах, но надо давать тот толчок, который даст новый этап, - вот так я считал. Поэтому моя команда работала в том числе и на то, чтобы защитить между первым и вторым туром выборов те результаты, которые давали точное смещение пластов в сторону более молодого поколения.

Дятлов или Сенкевич - на тот момент это не играло роли. Играло роль то, что два молодых парня на деле за собой потянут новых людей. Что мы по итогам получили? Ну, наверно все, и я в том числе 200 раз уже подумал, что, блин, наверное, все-таки эпоха на тот момент Юрия Исаевича Гранатурова еще не закончилась, еще рано было это делать, потому что мы получили полностью противоположный вариант. Я еще надеюсь, что он даст в будущем нормальный толчок, несмотря на какой-то нынешний кризис (а я воспринимаю то, что происходит сегодня в городском совете, как кризис настоящий). Кризис ведь тоже можно использовать для развития. Но сейчас, по-моему, нас всех тянут на дно…

Бездеятельность - вот критерий тех, кто сегодня находится у власти. В городе сегодня исполнительная и власть, которую выбрали в лице депутатского корпуса, - это какие-то постоянные склоки, постоянные меряния какими-то песочницами друг пред другом: кто как лучше скажет (но не кто как лучше сделает), у кого больше силы, у кого больше влияния… Но вот стоимость всего этого знаете, какая? Я назову: мальчишество. Мальчишество сегодня - проблема в городе Николаеве, которая приводит к неуправляемости процесса.

И дальше мы точно так же видим: 8,5 миллионов пришло перед новым годом, которые я перевел в город Николаев, Корабельный и Ингульский районы, медицина, образование - деньги есть. Почему мы до сих пор не пустили их в работу? Потому что то департамент финансов не может отчитаться на сессии, то депутаты не могут собрать кворум, то кто-то уехал и из-за этого депутаты валят комиссии, то какие-то политические моменты. Разве это работа? Это беспредел!

Я за 10 лет (с 26-ти лет я - депутат разных уровней) всего один или два раза пропустил сессию по причинам, из-за которых я просто физически не мог туда попасть. Сотни или тысячи этих заседаний прошло, я был в девятке депутатов в Верховной Раде, которые не пропустили ни одной сессии.

А у нас в Николаеве - такое ощущение, что это какие-то просто игры: захотел – пришел, не захотел - не пришел. Как они выполняют свои депутатские обязанности? Земельные вопросы не решаются, деньги дополнительные не привлекаются, да они и не нужны им, потому что не расходуют и те, что есть. Меняем одни окна металлопластиковые на другие и называем это «энергоэффективностью».

Департаменты, в которые приходили с обысками, кричат, что это политические заказы. Ну, вслушайтесь в этот бред: власть кричит, что на них направлены политические репрессии. А кто тогда эти репрессии проводит? Оппозиция? Смешались в кучу кони, люди…

Все в городском совете сегодня научились кричать «ганьба» и «политические репрессии», не понимая даже, куда применять эти слова. Взгляните на «Оппозиционный Блок» в Киеве. Кто бы что ни говорил, своими действиями они доказывают свой оппозиционный статус по отношению к государственной власти. А если посмотреть на так называемый «Оппозиционный Блок» в городе Николаеве - так это конкретное ответвление провластной коалиции, сложившейся в Николаеве и в области. Сами подыгрывают, заигрывают, наигрывают те вопросы, которые сегодня необходимы. При этом потом кричат, что какие-то там репрессии. Мне это непонятно с одной стороны, с другой стороны – смешно, но больше обидно на это смотреть. Потому что люди не понимают этого, ведутся на какие-то просто лозунги. А я реально понимаю, что власть, которая сегодня есть в городе Николаеве, и этот депутатский корпус в том числе, просто не выполняет свои обязанности.

И дать здесь оценку мэру? Он не справился с теми минимальным задачами, которые всегда ставили хотя бы для себя мэры, это умение работать с депутатским корпусом. Поэтому их разделять нельзя.

- А вы с Александром Федоровичем вообще часто встречаетесь?

- Как депутат с мэром - можно сказать, что вообще не встречаемся. Было там одно, по-моему, совещание, а то был период после выборов (наверное, года два), когда мы даже не пересекались случайно взглядами.

- В чем причина? Почему толком не сложились с ним рабочие отношения? 

- Я еще такой человек, который, ну, не может принять, когда идут против определенных принципов. Когда там на выборах одни кричали «зло», другие кричали «добро», а потом в городском совете все начали дружно работать и непонятно что творить - для меня это была непонятная история.

Я же, на самом деле, первый, кто заговорил об импичменте. Я был первым, кто намекнул об этом всем и показал, к чему это приведет. Я был активным таким критиком политики мэра (если это можно назвать политикой).

Но за полгода до самого импичмента Сенкевичу я замолчал, так как уже понимал, что процесс пошел, который необратим. И я знал, что те, кого на тот момент мэр считал соратниками, они ему рано или поздно вставят нож в спину. А меня воспитывали в детстве так, что лежачих не бьют, поэтому я замолчал и где-то даже стал на его сторону в какой-то момент - в плане того, что начал показывать всем, что происходит сегодня в депутатском корпусе, на который никто не обращает внимания и который играл ключевую роль, который взял в свое время (после импичмента Сенкевича) по сути ответственность за управление городом и полностью ее провалил, полностью.

То есть как бы там кто не относился к Сенкевичу, даже ярые его критики, надо понимать, что Александр Федорович - это олицетворение той политики, которая сегодня происходит в Николаеве. Нравится она кому-то, не нравится, но она такая, какая есть, и он полностью соответствует критериям выбора тех, кто сегодня проживает в Николаеве. Даже тех, кто очень этого не хотел, или очень против, но так сложилось.

Поэтому можно 200 раз обвинять мэра, можно кого-то другого обвинять, но надо начинать с себя и подходить к выбору по-другому, то есть помимо смены поколений нужно менять мышление и подход.

Если у нас децентрализация приносит деньги в регионы - у нас становится больше полномочий. Конечно, больше и обязанностей, но мы сами можем управлять здесь процессами, распоряжаться деньгами. Мне кажется, что нужно и политически такую децентрализацию проводить. То есть для меня это - независимость от политических боссов в Киеве.

- То есть Вы представляете Николаев в виде своеобразной политической партии? 

- Можно и так. Знаете, я называю это «партия николаевцев» – условно, это команда людей, которые реально хотят работать для своего города и реально умеют не тянуть одеяло на свою сторону, на какие-то там свои вопросы, а умеют распоряжаться и своим временем, и своими мыслями в сторону улучшения жизни горожан и развития города. Я все равно эту идею вынашиваю и верю, что в каком-то формате мы можем ее воплотить.

- Скажите, а партия "Регионов" была такой партией николаевцев?

- Нет, конечно, ее нельзя так назвать, она же была выстроена сверху вниз. А я хочу снизу вверх строить.

То есть, зачем Николаеву, например, посредники в виде руководства партии, которое будет там общаться с премьерами, с Президентами? Почему мы сами не можем этого делать? Это же нормальный процесс. Но для этого есть мэр, которого избирают люди, для этого есть депутаты, которые представляют здесь интересы людей…

Мне кажется, в нормальном, спокойном диалоге реально решать социально-экономические вопросы, которые пойдут на развитие и которые улучшат состояние любого жителя города, области и, соответственно, Украины.

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ…