Валерий Коба: "аттестация полиции по принципу «delete»

Валерий Коба

Экс-заместитель начальника ГУ НП в Николаевской области полковник полиции Валерий Коба имеет в Николаеве репутацию «нетипичного милиционера». Причем это признают как его друзья, так и недруги. Знаток и ценитель хорошей литературы, в какой-то степени историк, выпустивший в свет труд о прошлом Корабельного района, уроженцем которого он является...

Его послужной список насчитывает свыше 20-ти лет в органах внутренних дел, службу в которых он начал в 1995 году курсантом Харьковского университета внутренних дел, по окончании которого в 1999 году был назначен на должность следователя в следственном отделе Корабельного РО НГУ УМВД Украины в Николаевской области.

В мае 2009 года он становится начальником Корабельного РО НГУ УМВД Украины в Николаевской области.

Начальник Корабельного РОВД Валерий Коба: «Обращение
в милицию - гарантия от дальнейших неприятностей...»

А с августа 2011 занимает должность начальника Управления по борьбе с киберпреступностью и торговлей людьми. Должность, согласитесь, предполагает наличие немалых интеллектуальных способностей.

Экс-начальник Корабельного РОВД ловит кибер-преступников (видео)

В июле 2013-го именно Кобу бросают «гасить пожар» во Врадиевке после известных всей Украине событий, связанных с избиением Ирины Крашковой и участием в нем сотрудников милиции. Валерию Кобе, скоропалительно назначенному на должность начальника Врадиевского РО УМВД Украины в Николаевской области, удалось тогда нормализовать обстановку в районе и не допустить «врадиевского бунта».

В канун нового 2014 года Кобу назначают исполнять обязанности начальника Николаевского городского управления милиции, и это тоже времена далеко не простые: противостояние николаевского Майдана и Антимайдана, «палаточный городок» у памятника ольшанцам и его снос народом, досрочные выборы Президента, начало АТО на востоке страны... С марта 2015 года Коба назначен заместителем начальника УМВД области по общественной безопасности и принимает лично участие в устранении всех значимых конфликтах на территории области.

«Честь имею». Аттестационная комиссия отказала
Валерию Кобе в праве работать в полиции

...Известие о том, что Валерий Коба не прошел аттестацию личного состава в Национальной полиции, изумило многих, и не только полицейских. Отклонена была и последовавшая согласно закону апелляция. А 25 мая стало известно о его официальном увольнении из рядов полиции...

О своем видении «подводных течений» аттестации полиции, этого нового для Украины процесса, и о соответствии ее букве Закона, о причинах резкого ухудшения криминогенной обстановки в нашей области и в целом по стране Валерий Коба высказался в интервью для Вечернего Николаева:

– Аттестация затрагивает очень большое количество населения региона: сотрудников полиции, их семьи, родственников и просто знакомых, поэтому тема эта близка многим николаевцам, кроме того, этот процесс напрямую связан с криминогенной ситуацией в городе и области...

– Как, по-вашему, она ухудшилась в последнее время? Как ее оцениваете?

– Как тревожную, но не критическую. Оценивают люди, а они видят, что происходит на улицах и дорогах. Грабежи и разбойные нападения, в том числе и с проникновением в жилище граждан, стали обыденным явлением, а изьятием гранатомётов и ручных гранат уже никого не удивишь. Когда ликвидированы УБОП и ГАИ, а патрульная полиция и подразделения по борьбе с экономическими преступлениями, по борьбе с незаконным оборотом наркотиков и киберпреступностью выведены из подчинения руководства местного главка и подотчётны напрямую департаментам Национальной полиции, достаточно сложно рапортовать о каких-либо серьёзных достижениях по стабилизации криминогенной ситуации в области.

 

По результатам аттестации я уволен, поэтому не хотелось бы быть обвиненным в необъективности. Не хотел бы, чтобы мои слова воспринимались также, как сведение счетов с кем-либо. Буду стараться говорить объективно – с позиции правоведа-правоохранителя. В частности, о том, почему сейчас аттестационный процесс в органах полиции разительно отличается от того, под который нас «кинули, как под танки» – сотрудников полиции пяти областей, в том числе и Николаевской, почему процесс, который перемолол массу достойных людей, квалифицированных специалистов, «забуксовал» именно на Николаевщине?

 

Если помните, начиналась аттестация в Киеве и Киевской области в конце прошлого года. В связи с тем, что там случились «перегибы», 15% аттестованных полицейских подлежали увольнению, сотрудники органов внутренних дел устроили забастовку под стенами МВД во главе с профсоюзом, который подал иск в Административный суд с просьбой признать незаконным сам процесс аттестации. Принятие решения по иску сейчас затягивается, суды переносятся, наверное, чего-то там «наверху» испугались... Кроме того, не было четкой системы и критериев определения очередности прохождения аттестации по областям. Следующими на аттестационной «очереди» были Хмельницкая, Ровенская, Волынская, а чуть позже – Одесская и Николаевская области. Затем аттестацию в других областях решили приостановить, так как её правовые основания, порядок проведения и «последствия» стали подвергаться сомнению не только юристами, но и решениями судов.

– Например

– Аттестация проводится на основании Инструкции, утверждённой Приказом министра внутренних дел №1465 от 17 ноября 2015 года с изменениями и дополнениями. Я считаю, что сам процесс проведения всеобщей аттестации не соответствует закону. Почему?

 

7 ноября 2015 года у нас заработала новая полиция – милиция «почила в Бозе». Соответственно все милиционеры, которые изъявили желание служить в полиции, должны были пройти сквозь «сито» естественного отбора с учетом мнения инспекции по личному составу и отдела внутренней безопасности. Многие ушли, кто-то – на пенсию, кто-то сам не захотел продолжать службу, кого-то сократили. И того же 7 ноября 2015 года был издан приказ главы Нацполиции по руководителям на местах, в частности, Николаевского облУМВД. Он был продублирован вр.и.о. начальника Николаевского ГУ НП о назначении на должности в полицию в порядке ПЕРЕАТТЕСТАЦИИ с присвоением специальных званий, в частности, меня, других заместителей, начальников райотделов и т. д. Мне было присвоено звание полковник полиции, и я был назначен в порядке переаттестации на должность заместителя начальника ГУ НП в Николаевской области.

 

И только 17 ноября, заметьте, появляется приказ об... аттестации. И началось! В Киеве и Киевской области стартовала аттестация, стали массово выноситься негативные решения по сотрудникам. Так как общественность требовала «жертв», внесли изменения в Инструкцию, и начальников на местах обязали немедленно увольнять людей, которых «забраковали» аттестационные комиссии. Хотя в изначальном варианте Приказа этого не было.

 

По мнению моему и многих моих коллег-юристов, аттестацию следовало проводить на стадии, когда мы из милиции становились полицией. Вот тогда она была бы законна. Несоответствие Приказа и Инструкции об аттестации с реально прогрессивным Законом Украины «О Национальной полиции» от 2015 года заключается в том, что в Законе, который писался чуть раньше, чем пресловутая Инструкция, в ст. 57 четко обозначены три критерия прохождения аттестации. Утверждаю, что ни одного из них у руководителей Нацполиции для проведения массовой аттестации не имелось: аттестация, согласно Закону Украины «О Национальной полиции», проводится при назначении на вышестоящую должность (такие должности вообще никому не предлагались); при принятии решения о переводе на нижестоящую должность из-за служебного несоответствия и для решения вопроса об увольнении из рядов полиции из-за служебного несоответствия. Это исключительные основания, установленные Законом. Все, четвертого критерия нет!

 

Что получается: мы массово переаттестовываем сотрудников полиции, уже назначенных на постоянные должности, «под одну гребенку», не имея на то никаких оснований, прикрываясь лишь Инструкцией, утверждённой Приказом МВД №1465.

 

Многие спросят: «если вы такие умные и не было оснований проходить аттестацию, зачем вы согласились в ней участвовать?», на что я по памяти отвечу положениями Приказа главы Национальной полиции Украины № 102-2015 года, согласно которому сотрудники полиции, не зарегистрированные в единой системе, не будут допущены к аттестации и не смогут продолжить службу в полиции. Иными словами, выбора не было. Если у нас в стране декларируется верховенство права, как быть, если инструкции и приказы противоречат Закону Украины? Что имеет высшую юридическую силу – ведомственные приказы или Закон Украины?

– Вопросы из разряда риторических...

– Реформа, которая начинается с нарушения Закона, сомнительна. И тем более вызывает вопросы законность самой аттестации. Ведь человек уже был назначен полицейским (ключевое слово «уже»), на постоянную должность, бессрочно, если он выполняет свои функциональные обязанности. Оснований для переаттестации его, тех, из ст. 57, о которых шла речь выше, не имеется. Точка. Но в Николаевской области незаконная на данный момент аттестация закончена. В итоге, по моим сведениям, около 400 человек из 2000 подлежат увольнению по результатам аттестации. Это – 20%! Но самое плохое в том, что больнее всего аттестация «ударила» по подразделениям следствия. К примеру, в Баштанском райотделе оставался один (!) следователь, в Березнеговатском – два вместе с начальником... Существенно пострадали и николаевские следственные подразделения: доходит до того, что около половины их сотрудников подлежат увольнению... Это же касается и среднего звена руководителей – начальников сельских и городских райотделов и их заместителей.

– Но не являются же они все «белыми и пушистыми»?

– Я согласен. Но и не могут они все поголовно быть негодяями. Смотрите сами: подлежат увольнению начальники Центрального РО, Жовтневого, Баштанского, Новобугского, Еланецкого, Южноукраинского и Вознесенского горрайотделов, Кривоозерского РО, Врадиевского, Доманевского, Веселиновского, Николаевского, Березанского, понижению в должности – начальник Ингульского РО... И большинство их заместителей. В районах среди уволенных – много опытных оперативных сотрудников, следователей. В Первомайском горотделе таковых больше 30 человек. В Вознесенском – около 40. Во Врадиевском и без того был наполовину некомплект, так еще и 10 человек подлежат увольнению. Но больше всех пострадал Центральный РО, самый «тяжелый», где нагрузка на личный состав традиционно наибольшая: там подлежат увольнению около 50-ти сотрудников.

– Центральный райотдел в последнее время слыл явно неблагополучным...

– Если есть претензии к руководству – это не значит, что там столько людей должно пострадать. В Ингульском и Заводском РО по 25-30 человек уволены, в большинстве своем – следователи. Уверяю, в Николаеве аппарат следователей просто «убили». Следственно-оперативные группы без следователей не могут работать. Без следователей ни о каких раскрытиях преступлений, внесении их в ЕРДР и речи быть не может. А если в райотделе остается только один следователь? Ему что, сутками дежурить? О какой эффективности работы может идти речь, если он в лучшем случае едва успевает выезжать на место преступления, регистрировать его, проводить осмотр. А на раскрытия его сил уже не хватает...

 

К чести начальника ГУ НП в Николаевской области и его заместителей, им удалось удержать на плаву этот «корабль» после такого «кадрового удара». Мало кто представляет себе, насколько это сложно. Люди, которые занимались так называемой аттестацией, не отдавали себе отчет о последствиях, к которым может привести непрофессионализм при принятии таких решений: к полному развалу всей системы правоохранительных органов. При этом никто даже не заикается о том, кем и когда заменят уволенных. А народ имеет право это знать. С осени 2014 года набора в милицию не было, полицейские комиссии по отбору и приёму в полицию до сих пор не функционируют.

– Что скажете о членах аттестационных комиссий?

– Отбор членов комиссий от гражданских лиц осуществлялся приехавшей в Николаев мониторинговой миссией по проведению реформ. Желающие участвовать в нем регистрировались на сайте – их было около 100, они приходили на собеседование, и там отбирали человек 25-30. Об отборе: я более чем уверен, что гражданские кандидаты в члены комиссий не проходили никаких специальных проверок по поводу наличия судимостей, данных о привлечениях к админответственности и т.д., не говоря уже о характеристиках с места жительства, с места работы... У них не имелось ничего, кроме рекомендаций общественных организаций, они были обязаны их представлять.

 

Половина членов комиссии состояла из представителей Нацполиции: секретарь – представитель патрульной полиции, чаще всего киевской, и два представителя от аппарата Национальной полиции. Другую половину составляли общественники. Я видел, как происходит отбор представителей общественности в комиссии, какие к ним предьявляются требования, каким критериям они должны соответствовать. Хотя, по моему мнению, основной критерий был один: насколько ты не одобряешь работу бывших милиционеров и что ты готов им простить?

 

Члены мониторинговой миссии и те, которого они отбирали, изначально были «заточены» на то, что априори все аттестуемые – «нехорошие люди», но среди них есть те, кто ещё может «измениться к лучшему». Поэтому говорить о какой-то объективности и здесь не стоит. К тому же, достаточного числа общественников от Николаева не набралось, и пришлось приглашать тех, кто был задействован в аттестационном процессе ранее – в Киеве, Хмельницком, на Волыни и так далее. Думаю, что люди, которые представляют другие регионы, изначально не могут быть объективными по отношению, например, к сотрудникам Еланецкого РО, не обладая достаточной информацией о них.

 

Главный принцип оценки деятельности полиции, декларируемый главой Нацполиции – это оценка местного населения, уровень его доверия к полиции. И как 6-7 членов комиссии, из которых ни один не имеет отношения к Еланецкому району, могут оценивать 50 сотрудников Еланецкого РО – их профессионализм, деловые и моральные качества, их поведение в быту, отношение к коррупции? Причем всего за 15 минут, отведенных на каждого?

 

В члены комиссий прошли и 4 человека от СМИ, трое из которых являлись представителями одного из николаевских интернет-изданий, информационная политика которого в отношении местной полиции основана в большинстве своем на ее критике и, соответственно, они были, мягко говоря, недоброжелательно настроены к аттестуемым сотрудникам. А ведь в Николаеве существуют, и весьма благополучно, ни много ни мало – 44 новостных сайта, газеты и журналы! Где были они? Дальше – больше. Не проводились ни видео-, ни аудиофиксация процесса собеседования, соответственно, никто не может гарантировать, что члены комиссии отразили в протоколе обстоятельства собеседования, соответствующие действительности…

– Применялся ли полиграф?

– Существовала такая возможность, но не всех на него отправляли, к тому же, вскоре члены комиссий выразили недоверие полиграфологам в части того, что к ним, дескать, отправляли негодяев, а те возвращались с нормальными показателями. Они не могли поверить, что в Николаевской области есть честные полицейские. Доходило до абсурда, когда начальника бывшей криминальной милиции по делам детей на полиграф отправляли несколько раз!

 

Я предлагал, чтобы территориальные райотделы аттестовали, приехав в райцентр, где жителей заранее уведомят о грядущей аттестации дабы они могли увидеть списки аттестуемых, могли прийти, высказать о них свое мнение. Такого не было нигде, и поэтому основополагающий принцип открытости и принцип уровня доверия к полицейскому был попран. Никто, подчеркиваю, не принимал во внимание мнение местных жителей, а ведь реформа проводится, в первую очередь, для них. Процесс аттестации был, как я уже говорил, незаконен, и проводился он зачастую неприемлемыми методами.

– В чём конкретно состояли нарушения?

– Могу сказать по себе: в комиссии, которая аттестовала меня, присутствовал общественник, ранее привлекавшийся к уголовной ответственности за совершение умышленного преступления. Но это не помешало ему решать судьбу офицеров полиции. Я, правда, узнал об этом после. Кстати, спросите у любого сотрудника полиции – был ли он ознакомлен с составом комиссии до начала аттестации? Подавляющее большинство ответит отрицательно. Они не знали, кто перед ними сидит: ни форменной одежды не было, ни фамилий, ни бейджиков. Но комиссии за 15 минут решали их судьбу. Тем самым нарушено было право на отвод членов комиссии до ее заседания. Даже в пресловутой Инструкции Приказа №1465 записано, что сотрудник обладает правом на отвод членов комиссии, которые могут быть заангажированы либо необъективно к нему настроены. Но заявить отвод, когда ты не знаешь фамилий членов комиссии, невозможно.

 

Если бы следователи николаевской полиции знали о том, что среди членов комиссии находится никакой не общественник, а реально действующий адвокат, у которого имеется прямой конфликт интересов со многими из них, так как он на процессах представляет сторону защиты, а следователь – сторону обвинения, многие потребовали бы для него отвод. Не может адвокат оценивать работу сотрудника полиции, удовлетворяя свое уязвленное самолюбие, – это нонсенс. При этом обоснованная критика самого процесса аттестации и предложения практиков с их видением улучшения эффективности работы на местах воспринимались как саботирование реформы и препятствие к её осуществлению.

– А какие вопросы задавали на аттестации?

– На собеседовании задавали разные вопросы, от происхождения задекларированного имущества, семейного положения и родственных связей, мотивов принятия того или иного процессуального решения – до знания действующего законодательства, Конституции Украины... Могли попросить процитировать статью закона наизусть: ты обязан знать, ты же правоохранитель!

 

Профессиональные вопросы задавали: например, что делать, если протестующие перекрыли дорогу? На каком основании вы можете остановить машину, провести досмотр? Могли спросить об этом того, кто никогда по роду своей деятельности никакие машины не останавливал...

 

В ходе тестирования на компьютере проверялись знание законов, логическое мышление, способность к анализу. Максимум, который можно было набрать по каждому из двух тестов, – 60 баллов, а всего 120 баллов. Минимум, для того, чтобы были шансы остаться или появилась возможность подать апелляцию – 25. Это, кстати, был критерий, который может считаться объективным и при котором исключен человеческий фактор. Я набрал 101 балл. Парадоксально, но очень большим было количество людей, которые набрали меньше 50-60 баллов, и их не уволили. А среди тех, кто подлежит увольнению, больше половины набрали гораздо больше баллов, чем минимально необходимые 50.

– Это более чем странно. А вы подали апелляцию?

– Да, во всех регионах были созданы апелляционные аттестационные комиссии. Нас было 16 человек из Николаева, в основном, руководители, но апелляцию удовлетворили только одному, другого понизили в должности, всем остальным оставили «приговор» без изменений. Большинство, в том числе и я, уволены из органов внутренних дел согласно приказу вр. и.о. начальника ГУ НП в Николаевской области.

 

Из-за того, что основанием для увольнения послужили результаты аттестации, проводившейся с нарушениями Закона, в административный суд Николаевской области уже поданы около 200 исков, инициаторами которых являются бывшие сотрудники полиции. Более того, если на местном уровне стараются хотя бы соблюдать процедуру увольнения, то Национальная полиция допускает случаи увольнения сотрудников, находящихся официально на больничном. Никто не просчитывает последствия того, что они восстановятся и получат у государства все деньги, которые оно должно будет им компенсировать за допущенные не по их вине прогулы.

 

Многие из тех, кто подал в суд, не скрывают того, что, восстановившись, они уволятся сами, но уже по собственному желанию. Для них вера в реформу полиции «с человеческим лицом» закончилась. Прошедшие аттестацию сотрудники, нагрузка на которых существенно увеличилась, а зарплата и обеспечение остались прежними, деморализованы. И это страшно.

 

Кстати, на суды идет сильное информационное давление со стороны аппарата Национальной полиции. Чего там опасаются – это того, что Высший административный суд признает аттестационный процесс в целом не соответствующим закону. И тогда пойдет массовое восстановление.

 

Реформа Нацполиции назрела, согласен. Ведь мы, полицейские, по роду деятельности чаще всего контактируем с населением, чем остальные силовики. Однако, еще раз подчеркиваю: для успешного реформирования просто необходимо было просчитать все риски, подготовить надёжный правовой фундамент, объединить усилия разрозненных служб полиции на местах под единым руководством, создать серьёзный кадровый резерв, разблокировав наконец-то работу полицейских комиссий, обеспечить материально-техническую и социальную поддержку сотрудников.

 

Я разделяю мнение большинства в том, что в реформе патрульной полиции очень много позитива, и уровень доверия к полиции за этот счет сильно вырос. Но нельзя разделять сотрудников полиции на патрульных, которых выделяют по форме, и всех остальных. Чем они хуже? Почему патрульный получает 8 тысяч грн., а прошедший аттестацию следователь – 5, оперативник – 4? Почему патрульных обеспечили новой амуницией, у них хорошие, новенькие автомобили, бензин выделяется без вопросов, проводится техобслуживание, а оперативнику или участковому в старой потрепанной форме на старых «Жигулях» в лучшем случае приходится рассчитывать на 10-15 литров бензина в неделю?

 

Человека, который стал жертвой преступления, меньше всего интересует «эффектность» прибывших по вызову правоохранителей, зато волнует эффективность их работы: что будет сделано для того, чтобы поймать преступника, вернуть похищенное. А для этого нужен опыт, знание обслуживаемой территории и подучётного элемента, взаимодействие всех служб и техническая поддержка. Я вижу проблему в том, что мы ничего не делаем на местах для того, чтобы реформировать полицию в селах: участковых с опытом – единицы, патрульных «с иголочки» нет, и даже гаишников, по сути, не осталось.

 

А если вернуться к процессу аттестации... Создается такое впечатление, что после всех допущенных ошибок Николаевская область стала своеобразным «краеугольным камнем», на который «налетела» аттестация: после нас она была «заморожена» на 2 месяца по всей Украине. И только сейчас процесс вновь «загрузился» в пяти областях, но уже с учетом промахов. По крайней мере, они были учтены при формировании комиссий. И решений надуманных они выносят уже меньше. При этом стали учитывать криминогенную ситуацию в Украине, другие риски. Знаете, в компьютере, когда вы хотите перезагрузить систему, вы нажимаете три клавиши: ALT, CTRL, DELETE. При аттестации сотрудников полиции Николаевской области, к сожалению, была нажата одна – DELETE...

Беседовала Елена Кураса

P.S. 3 июня Административный суд Николаевской области удовлетворил первый иск из числа поданных уволенными по результатам аттестации сотрудниками николаевской полиции и восстановил в должности оперуполномоченного Ингульского отдела полиции.