Серый поток ГСМ или Контрабанда топлива через порты Николаевщины


Ярослав Чепурной, Центр журналистских расследований

Ежедневно из порта Очаков выезжают десятки многотонных автоцистерн, заполненных топливом. Значительная часть этих ГСМ- контрабанда, которую развозят на официальные и неофициальные АЗС не только Николаевщины, но и других областей. Таможенники и налоговики признают, что основным путем контрабандного трафика является морское направление, но поставить надежный барьер этой беде защитники государственных интересов не в силах …

Контрабанда среди белого дня

Андрей Верхоляк – один из руководителей общественного объединения «Народное ополчение Очакова». Он вместе с другими общественными активистами уже несколько лет пытается остановить нелегальный трафик горючего, который идет из Очакова.

Андрей Верхоляк
Андрей Верхоляк
Общественные активисты утверждают: ежедневно здесь отгружается сотни тонн горючего, которое затем развозится по всей Украине. От этого трафика в бюджет города и района не попадает ни копейки. Зато есть разбитые дороги, которые разрушают загруженные фуры.

Машины из порта продолжают идти до сих пор. В этом мы убедились лично, побывав в Очаковском порту.

Там мы увидели бункеровщик «Джанго»,  топливо с которого шлангами перекачивалось в автоцистерны. Только за один час мы насчитали две тридцатитонных автоцистерны, которые, заправившись неизвестным горючим, выехали из порта.

Судно «Джанго» получает топливо с российских судов в открытом море, потом завозит в Очаков. Все морские службы и пограничники это видят, но никаких мер не принимают. Из порта машинами ГСМ уже развозят дальше по другим областям.

Заправка происходит с судна, а когда его нет, из ржавой баржи, стоящей у пирса.

В один из наших приездов мы решили проследить за автоцистерной. Нас интересовало: куда именно везут топливо из Очакова? Проехали за цистерной более двухсот километров и остановились далеко за Херсоном, когда поняли, что водители фуры,  которую мы «вели», нас заметили и начали нервничать. Тогда мы решили напрямую спросить у них: куда они везут «очаковский» бензин? Но разговора не получилось: машина дала по газам и уехала.

По номерам машины и цистерны мы узнали, что они принадлежат мариупольской фирме «Виола». Компания известна тем, что имела многочисленные нарушения реализации топлива на своей АЗС.

Танкеры-призраки

Какие же судна и что за фирмы завозят контрабандное топливо в Украину? В поисках ответа на этот вопрос мы нашли в судебном реестре несколько постановлений о зарегистрированных уголовных производствах на эту тему. В них упоминаются названия танкеров и барж, которые наши правоохранители подозревали в незаконном ввозе топлива. Среди них – танкер под украинским флагом «Джанго», который мы видели в Очаковском порту, а также другие украинские суда: танкеры «Джанин», «Десна» и «Днепр-7». Все эти бункеровщики регулярно заходили именно в очаковский порт и здесь сливали из своих трюмов топливо.

С помощью сервиса Маринтрафик можно проследить маршрут этих судов. Все они заходят в разные порты Украины: в Очаков, Голую Пристань, Херсон, Новую Каховку, Днепр. Объединяет их одно: выходя в открытое море, они выключают автоматизированную идентификационную систему (АИС) и исчезают с радаров. Там, по нашим данным, происходит перегрузка контрабандного топлива с российских, молдавских и румынских судов на украинские бункеровщики.

Четвертого августа танкер "Джанго" пришел к Тендровской косе развернулся и пошел в очаковский порт

Четвертого августа танкер «Джанго» пришел к Тендровской косе развернулся и пошел в очаковский порт
Тоже произошло 17 августа

Тоже произошло 17 августа

Все танкеры регулярно нарушали режим использования АИС. За те несколько месяцев, что мы фиксировали перемещения этих судов, они больше десятка раз выключали АИС и исчезали с радаров, находясь не только на якоре у причала, но и в открытом море.

В декабре танкеры «Джанго» и «Десна» уже несколько недель находятся в режиме «невидимости». Первый исчез с карты 22 декабря, выйдя из Очаковского порта. Второй – 18 декабря, находясь в это время в нейтральных водах и двигаясь в направлении Румынии. Танкер «Днепр-7» выключил передатчик 25 декабря, также находясь в открытом море. А через два дня включил его, когда возвращался в Очаков. Разгрузившись в порту, «Днепр-7» утром 28 декабря вышел в открытое море. У Тендровской косы, идя в направлении Крыма, около часа дня танкер выключил свою аппаратуру АИС, став «невидимым».

Впервые обвинения в использовании судами режима «невидимости» для того, чтобы незаметно ввозить контрабандную российскую солярку в Украину, прозвучало еще в 2015 году. Как видно, с тех пор ничего не изменилось.

Кто в схеме?

Вышеупомянутые судна «Джанго», «Джерри-2», «Джанин» принадлежит ООО «Тефин», которая, в свою очередь, входит в Wexler Group. Эту группу компаний журналисты программы «Схемы» связывают с одиозным украинским политиком Виктором Медведчуком. Кстати, танкеры уже попадали в поле зрения правоохранительных органов, и на суда «Джанго», «Джерри» и «УДБ-227» накладывался арест по подозрению в контрабанде горючего. Также это объединение шести фирм известно тем, что чуть больше года назад ворвалось на украинский рынок, начав поставки дизельного топлива и газа. Из экономических соображений это очень удобно и выгодно, когда и горючее, и средства его доставки находятся в одних руках.

Мы решили поинтересоваться у директора компании «Тефин» Данилы Чалого, почему суда фирмы регулярно нарушают украинское законодательство на предмет использования режима АИС? Также нас интересовало: откуда привозят топливо его танкеры? Но менеджер комментировать что-либо наотрез отказался, заявив, что вопросы нужно адресовать его руководству.

Тогда мы набрали телефон группы компаний Wexler Group. Но секретарь объяснила, что никаких комментариев не будет – начальство вернется только после новогодних праздников.

Замки из песка и ржавая баржа очаковского порта

Как известно, очаковский порт сейчас принадлежит украинскому олигарху Вадиму Новинскому.  Мы обратились за комментарием к директору ООО «Порт Очаков» Виктору Сапеге, который возглавляет его уже четырнадцать лет.

Виктор Сапега
Виктор Сапега
 Этот хозяйственник известен тем, что несколько лет назад обещал существенное улучшение, которое должно наступить в Очаковском порту после того, как в развитие его инфраструктуры сделает крупные инвестиции владелец предприятия Вадим Новинский. Сапега тогда рассказывал, что их размер должен составить полтора миллиарда евро, которые будут использованы для существенного углубления дна акватории порта. Однако ни развития новых дорог, ни углубления акватории в Очакове так и не произошло. Даже наоборот – ситуация только ухудшилась.

Во время общения директор Очаковского порта убеждал журналиста: что они действуют исключительно в законной плоскости, соответственно, разговоры о контрабанде горючего через порт – инсинуации конкурентов. А те уголовные производства, которые открывали правоохранители, так и не дошли до суда, соответственно, должны быть закрыты. На вопрос, есть ли в порту мощности, чтобы хранить горюче-смазочные материалы, ответил, что нефтяных терминалов нет. Впрочем, в порту есть баржа, которую используют как накопитель ГСМ. По словам Сапеги, подобный способ пользуется популярностью и в других украинских портах, в которых нет нефтетерминалов, поэтому комиссии из представителей ГСЧС, которые неоднократно проверяли порт на предмет соблюдения требований пожарной безопасности, никаких проблем в таком хранении топлива не видят.

Ржавая баржа заменяет очаковскому порту нефтетерминал

Ржавая баржа заменяет очаковскому порту нефтетерминал

Бессилье сильных

Впрочем, в управлении Гоструда считают иначе: на журналистский запрос в ведомстве ответили, что необходимых разрешений на получение и переработку ГСМ ООО «Порт Очаков» не получал. Как известно, горючее относится к взрывоопасным жидкостям, которые должны храниться в специальных терминалах. Но в очаковском порту, похоже, считают иначе, поэтому изобрели свое «ноу-хау», используя для перевалки нефтепродуктов старую, ржавую баржу. Получается, что такой подход всех устраивает?

Еще мы решили расспросить налоговиков: проходят ли по территории области контрабандные потоки горючего, и если да, то как фискалы с этим борются? Начальник оперативного управления налоговой милиции Николаевской области Владимир Федорук подтвердил, что незаконная перевозка, хранение, переработка и реализация топлива, действительно, происходит. Только в этом году николаевские налоговики разоблачили два подпольных цеха, где изготавливали контрафактный бензин, и закрыли 9 незаконных АЗС.

Фактически налоговик признал, что этого явно недостаточно, ведь даже по скромным подсчетам николаевских фискалов, рынок реализации незаконного сырья, к которому относится и контрабанда, составляет стабильные 10-15 процентов. На вопрос, каким образом попадают контрабандная солярка и бензин на рынок области, налоговый милиционер признал, что в основном это происходит морским путем. Впрочем, на вопрос, замешан ли в этой схеме очаковский порт, – сказал, что такой информации у него нет. Напоследок Владимир Николаевич вообще «умыл руки», заявив, что морское направление – это зона ответственности таможенников и пограничников.

В николаевской таможне ГФС, куда мы обратились с запросом, также подтвердили, что контрабанда горючего таки существует. Наибольшее количество незаконного топлива (304 тонны) они конфисковали в 2015 году, а вот в 2017 году констатируют снижение (55 тонн). Контрабандные товары, по их информации, ввозились в Украину судами загранплавания «Джанго» и «Десна».

А вот пограничники вообще отказались конкретизировать свои успехи в борьбе с контрабандой нефтепродуктов, сообщив в ответе на наш запрос, что это сфера не их компетенции.

Другие контролирующие органы также обнаружили свою беспомощность в данном вопросе. В «Укртрансбезопасности», которая в соответствии с законом должна фиксировать соблюдение судами режима использования АИС, нам сказали, что у них нет технической возможности отслеживать суда нарушители. Такие возможности, мол, есть у ГП «Дельта-Лоцман». Впрочем, эта государственная организация информацию о нарушителях в «Укртрансбезопасности» почему-то не передает.

Дела есть, виновных – нет

Впервые информация о том, что морские порты Украины используются для ввоза контрабандного топлива, преимущественно российской солярки, стало известно еще весной 2015 года. Именно тогда народный депутат Андрей Левус заявил о крупных партиях контрабанды, которую морским путем завозят в Украину. По его словам, незаконный нефтяной трафик шел преимущественно через небольшие морские украинские порты: Килию, Рени, Измаил и Очаков. Официально растаможивалась небольшая часть завезенного топлива, а вот с остатка, который был в разы больше, никакие налоги фирмы не платили.

Скандал, который вызвало заявление нардепа, заставил правоохранителей и налоговиков засуетиться: они сразу «увидели» суда и фирмы, которые завозят контрабанду, наложив арест на транспорт и то дизельное топливо, которое находилось у них. По данным фактам было возбуждено несколько уголовных производств. Впрочем, до суда дело так и не дошло. Более того, через некоторое время руководители фирм, которым принадлежали суда и горючее, добились в судах снятия арестов и с судов, и с горючего.

Но незаконный ввоз горючего на этом не прекратился. И через год – весной 2016 – известный украинский эксперт топливного рынка Александр Куюн в еженедельнике «Зеркало недели» отметил, что контрабанда не только не уменьшилась, а даже увеличилась. При этом расширилась и география портов, которые начали использоваться для незаконного ввоза горючего, и количество фирм, которые принимают в этом участие.

Появление нового сообщения снова вызвало всплеск активности «слуг закона»: как и год назад, начались аресты транспорта, перевозившего контрабандное горючее, а также самого горючего. Появились новые уголовные производства, которые в суд почему-то так и не дошли.

Получается, что все обо всем знают, но остановить  контрабандный трафик не могут или не хотят.