Сергей Исаков: «Если и дальше молчать, то мэр может натворить в городе Бог знает чего...»

Исаков Сергей Михайлович

На минувшей неделе николаевский бомонд был не на шутку взбудоражен выступлением по телевидению депутата городского совета, лидера фракции «Самопомощь» Сергея Исакова.

Сергей Михайлович сделал несколько сенсационных заявлений. В частности, он сказал, что «ошибся» в нынешнем мэре Александре Сенкевиче, имея в виду его поддержку на выборах. Следующее заявление Исакова и вовсе носило скандальный характер: по его словам, строительство незаконной автозаправки на ул. Генерала Карпенко в Николаеве лоббировало центральное руководство партии «Самопомощь».

Сергей Исаков человек в городе известный и авторитетный. Его уважают, к его словам прислушиваются. И в сделанных им заявлениях есть как информация для правоохранительных органов, так и почва для размышлений для сотен тысяч горожан.

«Новости-N» попросили Сергея Михайловича ответить на ряд вопросов, которые возникли в связи со сделанными им заявлениями.

- Сергей Михайлович, ваше последнее выступление по телевидению вызвало в городе широкий резонанс. О нем говорят, о нем пишут, его обсуждают. Наибольший ажиотаж вызвали ваши слова о мэре Александре Сенкевиче. Вы сказали, что в ошиблись в нем, однако не пояснили, в чем именно состояла эта ошибка. Не могли бы Вы для наших читателей, так сказать, «развернуть» этот тезис. В чем состояла ошибка? Каковы ее причины?

- Ответить коротко на этот вопрос сложно. Но попробую. Когда я принимал решение не выдвигать свою кандидатуру на выборах городского головы, а поддержать Сенкевича, я исходил прежде всего из интересов дела. Я считал, что преобразования, которые начались в нашей стране, должны проводить молодые люди: с новыми взглядами, с новыми подходами, с молодой энергией и задором. Из всего этого ровным счетом ничего не вышло. Сенкевич уже почти год мэр Николаева — и что сделано? Ничего! Он даже команду собственную сформировать не смог — как выяснилось, нет у него никакой команды. Как были в горисполкоме люди Гранатурова, так и остались. Поневоле возникает вопрос: а к чему вообще было мэра менять? Ничего ведь не изменилось.

К сожалению, Александр Сенкевич усвоил худший стиль своих предшественников. При полном отсутствии знания города, управленческого опыта, профессиональных навыков в таком сложном деле, как управление городом, он не хочет учиться и совершенствоваться. Показуха, бессодержательная, пустопорожняя болтовня, стремление из всего устроить шоу — вот наиболее полные характеристики деятельности Сенкевича на посту городского головы. Прошедший год оказался полностью потерянным для развития Николаева.

- Многие упрекают Вас чуть ли не в предательстве интересов партии «Самопомощь», говорят, что вы «вынесли сор из избы», который не следовало бы выносить. Что Вы можете сказать по этому поводу?

- Я не вижу тут никакого предательства. Обо всем, что я сказал по телевидению, даже в куда более расширенном варианте, я неоднократно сообщал партийному руководству. К сожалению, никто на эти обращения не реагировал. В таких условия у меня просто не было другого выбора: я должен был либо по-тихому уйти, либо попытаться привлечь внимание к этим проблемам при помощи крайних мер. Вот как раз уйти по-тихому и было бы предательством избирателей. А так я думаю, мне удалось привлечь внимание общественности, в том числе и симпатиков партии «Самопомощь» к реально существующим проблемам. Я думаю, что при правильном подходе, партия выйдет из этой истории сильнее, чем была.

- Как глава «промэрской» фракции Вы наверняка имели возможность неограниченного личного общения с Сенкевичем. Вы наверняка пытались говорить с ним откровенно, открыть ему глаза на то, что, по Вашему мнению, он делает не так? Были ли такие разговоры и как он на них реагировал?

- Да, я общался с ним, и неоднократно. Реакция была какой-то странной, для меня необъяснимой: он со мной не спорил, практически во всем соглашался, кивал головой. Но затем продолжал делать все по-старому.

- Сыграла ли какую-то роль в том, что Вы решили «вынести сор из избы» история с львовским мусором, который Сенкевич втихаря хотел завозить в Николаев?

- Да, сыграла. Стало ясно, что если и дальше молчать, то мэр может натворить в городе Бог знает чего — с такими-то решениями. Особенно меня возмутило то, КАК он принял такое потенциально опасное для города решение: единолично, никого не поставив в известность, ни с кем не посоветовавшись. А потом еще и заявил: я, дескать, для того и избран, чтобы принимать волевые решения. К сожалению, Александру Федоровичу свойствен какой-то врожденный волюнтаризм в сочетании с глубочайшим пренебрежением к установленным законам, нормам, правилам. Весьма опасная смесь, скажу я вам.

- Каким образом Вы намерен строить свои взаимоотношения с партией «Самомпомщь» дальше? С фракцией?

- Я намерен и дальше работать в составе фракции. То, что у меня есть собственная позиция отнюдь не означает, что я должен куда-то уходить. Я депутат, более того, первый номер в списке. Меня знают люди. Я намерен работать в городском совете на благо города, при этом «черное» я буду называть «черным», «белое» - «белым».

- Видите ли Вы в дальнейшем какие-либо возможности для сотрудничества с мэром Сенкевичем?

- Почему же нет? Если Александр Федорович изменит свои подходы, если перестанет принимать решения наобум, вопреки всем мыслимым законам и здравому смыслу, если перестанет подменять работу различными пустыми шоу и «форумами», а займется делом — я готов протянуть ему руку.

- Если Вы твердо убеждены, что Сенкевич не тот человек, который нужен городу, что его деятельность наносит Николаеву ущерб, то почему Вы так долго молчали — почти целый год?

- Об этом я уже говорил. Я не молчал. Начина с декабря минувшего года я минимум четырежды обращался к руководству партии по поводу проблем, связанных мэром Сенкевичем: и письма писал, и рассказывал при личных встречах. К сожалению, достучаться до партийных лидеров у меня не получилось.

- Как Вы думаете, сколь весомой для победы Сенкевича оказалась Ваша поддержка на выборах?

- Мне некорректно высказываться по этому поводу, пусть оценку дадут другие. Главным для победы Сенкевича была не моя поддержка и не личность его самого, а желание подавляющего большинства горожан увидеть своими глазами перемены в жизни нашего города. Ведь главный предвыборный лозунг Сенкевича и «Самопомощи» был - «Обирай майбутнє».

- Еще один скандальный вопрос — заправка ОККО. В выступлении на телевидении Вы сказали, что лоббировать это вопрос в Николаев приезжал один из руководителей партии «Самопомощь» из Киева, однако, не назвали фамилии. Вы готовы сейчас сказать, кто это был?

- Во время эфира я сказал, что слышал об этом из уст мэра Сенкевича на одной из встреч с ним. На встрече я был не один. Даже помню ее дату – 28 декабря.

- Почему для «Самопомощи» так важен это вопрос с заправкой? Ведь, судя по документам, застройщик здесь кругом неправ. Тем не менее, по вашим словам, из Киева руководство партии откровенно «давит». Неужели они не понимают, что таким образом «подставляют» своего мэра? Тема заправок вообще не очень популярна среди горожан, а уж если она строится «поперек» всяких норм и правил, то и подавно.

- Могу только догадываться. Думаю, здесь есть определенная материальная составляющая — не секрет, что многие крупные компании являются спонсорами политических партий и в этом, по моему глубокому убеждению, кроются многие проблемы нашей политики. Потому что бизнес есть бизнес, и он всегда потребует плату за свои деньги — причем, как правило, двойную, тройную. И очень часто эта плата идет вразрез не только с интересами жителей отдельных сел, городов, но и целых социальных групп. А иногда и всего государства.

- Многие упрекают Вас за то, что тему заправки Вы подняли только сейчас, когда она уже фактически построена — осталось только ленточку перерезать. Дескать, пока шла стройка, Исаков молчал, а тут вдруг вылез со своими разоблачениями. Почему вы молчали раньше?

- В том-то и дело, что не молчали. Стройка эта перешла в активную фазу весной нынешнего года. О ней мне рассказала член нашей фракции Татьяна Суслова, она депутат на этом округе, живет от заправки в двух сотнях метров. И, кстати, хорошо знает мнение жителей по этому поводу. Мы договорились, что она и будет заниматься этим вопросом. Надо знать Татьяну Михайловну, она очень дотошный и настойчивый человек. Что она только ни делала! Неоднократно лично обращалась к Сенкевичу, писала письма во всевозможные инстанции, несколько раз ходила в прокуратуру. Все напрасно. Я также говорил с мэром на эту тему — о недопустимости нарушения Закона, какими бы благими намерениями он ни руководствовался. Пока мы все это делали, заправка росла, как на дрожжах. И только когда все наши действия не привели к желаемому результату, пришлось сделать эту проблему достоянием общественности.

- В пятницу стало известно, что Вас сместили с должности главы фракции, причем сделали это заведомо зная, что Вас нет в городе и вы не сможете присутствовать на заседании. Как Вы к этому относитесь? Имеется в виду и к самому смещению, и к тому, что в ваше отсутствие?

- А вы ожидали, что вам прямо так и скажут — сняли, мол, за критику? Естественно, что моим коллегам хочется выставить происходящее несколько в ином свете. Я не держусь за эту должность — как избрали, так и сняли. Это право депутатов фракции. Что же касается того, что сняли в мое отсутствие... Некорректно, конечно, и выглядит как-то трусливо. Мне было что сказать своим коллегам, однако, они, по всей видимости, не готовы были это слышать. Потому и выбрали такой момент.

- Вновь избранный глава фракции «Самопомощи» Федор Панченко в эфире одного из николаевских телеканалов заявил, что вас сняли отнюдь не за Ваши разоблачения, а за то, что вы «самоустранились» от руководства фракцией. Насколько Вы согласны с такой формулировкой?

- Пусть эти слова останутся на его совести. Я не буду сейчас говорить о том, что я сделал, будучи главой фракции, это выглядело бы как оправдание. А мне оправдываться не в чем. Надеюсь, мой преемник будет более эффективным в этой должности — уж у него-то с мэром полное взаимопонимание.

- Многие считают, что вслед за снятием с должности главы фракции последует попытка лишить Вас депутатского мандата. Насколько, на Ваш взгляд, это реально? И готовы ли Вы к этому?

- Я не держусь за депутатский мандат. Для меня это только возможность принять участие в решении городских проблем — там, где я их вижу. Однако, и сдаваться без боя я не намерен. Если строго следовать букве Закона о выборах, то лишить депутатского мандата человека, который был первым номером в списке, очень сложно, я не вижу в законе такого механизма.

- А что вы будете делать, если «репрессии» начнутся не только в отношении Вас, но и Ваших единомышленников во фракции — Сусловой, Филевского? В отличие от Вас, они не были первым номером в партийном списке и лишить их депутатского мандата значительно легче.

- Мы единомышленники. Я буду поддерживать своих товарищей до конца. Могу сказать одно: если кому-то захочется провернуть кулуарную операцию по лишению их депутатского мандата, то ничего у них не выйдет. Мы придадим максимальную огласку этому вопросу через СМИ и обеспечим максимальную юридическую поддержку, благо для этого у нас есть все возможности. Я посмотрю, какие аргументы они выдвинут против Сусловой, которая, по моему глубочайшему убеждению, была лучшим депутатом как в прошлом, так и в этом созыве. Посмотрим, как на это отреагируют ее избиратели.