Статьи

"Я не совершал никакого преступления": Россиянину дали шесть с половиной лет за веру

9 июня в Пскове судья Галина Белик вынесла приговор Геннадию Шпаковскому 

 6 лет и 6 месяцев колонии общего режима за то, что он после запрета организации Свидетели Иеговы встречался с единомышленниками, читал Библию и собирал пожертвования на нужды других верующих. Шпаковский не признал вину, он уверен, что Верховный суд не ограничивал его в праве исповедовать свою религию и говорить о ней.

Псковские иеговисты встречают Шпаковского около суда
Псковские иеговисты встречают Шпаковского около суда

Утром 9 июня в Пскове тепло и солнечно. На ступенях Псковского городского суда человек пятьдесят: девушки, парни, бабушки, серьезные мужчины и ухоженные женщины – это Свидетели Иеговы (организация, запрещенная в России). Рядом дежурит полиция, снимает людей на видео.

Сегодня их единомышленника, 61-летнего Геннадия Шпаковского отправят в тюрьму – прокурор на последнем заседании запросил 7 с половиной лет, судья дала меньше на год. По версии обвинения, Шпаковский направлял работу местной религиозной организации после запрета Верховного суда и финансировал экстремистскую ячейку.

Шпаковский появился у суда за полчаса до начала процесса с большой дорожной сумкой, собранной для тюрьмы. Рядом с ним дочка Маша и жена Татьяна.

Я не совершал никакого преступления ни против людей, ни против правительства

– Почему вы не уехали из страны, когда следователи начали охоту на Свидетелей Иеговы и дотянули до приговора?

– Я считаю себя невиновным, – смеется в ответ Шпаковский. – Почему я должен уезжать из страны, в которой вырос, в которой моя семья и друзья? Я не совершал никакого преступления ни против людей, ни против правительства, ни против государства и существующего строя. В обвинительном заключении нет ни ущерба, ни пострадавшего. Меня преследуют за веру.

Геннадий Шпаковский по профессии электрогазосварщик, в Пскове живет с 2011 года, а до этого 30 лет жил с супругой на Севере, в закрытом городе Мурманск-66 (сейчас Снежногорск). «Надоели полярные ночи и полярные дни», – рассказывает он. В Иегову уверовал в 1995 году, когда вместе с женой впервые прочитал брошюру, которую им предложили друзья.

– Тогда в 90-е годы были особенно сильные безобразия, мы с женой стали задумываться о том, что нас ждет, о родственниках, о государстве, в котором живем. Мы искали ответы на свои вопросы. Я человек логического склада ума, если что-то не поддается моему осмыслению, я это отрицаю до тех пор, пока это не уляжется в моем сознании. Свидетели Иеговы основывают свое учение исключительно на Библии, ничего другого не придумывают. Они разумны и не фанатичны, – уверен он.

Про уголовное дело Шпаковский узнал 3 июня 2018 года, когда в квартиру, где он с друзьями-верующими беседовал за чаем о боге, ворвались сотрудники ФСБ в сопровождении СОБРа – в масках и с оружием. По словам Шпаковского, правоохранители выбили входную дверь в тамбуре и криками: «Не шевелиться!» напугали детей и 80-летнюю бабушку. Они не смогли объяснить, что именно ищут, но потребовали показать экраны смартфонов.

Наши верующие даже у себя в голове не допускают оскорблений другого лица, а тут оружие. У всех шок

– Видят публикацию, основанную на Библии, и все, изымают телефон, – рассказывал по свежим следам в 2018 году Шпаковский. – Все, кто там присутствовали, испытали чувство страха – крики, люди с оружием. Наши верующие даже у себя в голове не допускают оскорблений другого лица, а тут оружие. У всех шок.

Потом были допросы его и супруги, подписка о невыезде и заблокированные счета: его фамилию оперативно внесли в перечень террористов-экстремистов Росфинмониторинга. Он признается, что морально был готов к преследованию: еще задолго до официального запрета Свидетелей Иеговы власти признали экстремистскими их главные журналы – «Сторожевая башня» и «Пробудитесь!». Потом силовики их искали по домам у верующих.

Верховный суд вменил свидетелям экстремизм, который выражался в пропаганде превосходства религии иеговистов. Геннадий Шпаковский с такой трактовкой не согласен.

– Убеждения об истинности собственной религии присущи верующему любой конфессии, – рассуждает псковский иеговист. – Об этом говорит даже известный религиовед Сергей Иваненко. Если вы, исповедуя, например, православие или ислам, вдруг скажете: «Нет, моя религия не истинная!» или «Другие религии тоже истинные, как и наша!», то, согласитесь, это попахивает лицемерием?

Геннадий Шпаковский с дочерью Марией и женой Татьяной
Геннадий Шпаковский с дочерью Марией и женой Татьяной

До судебного запрета Шпаковский возглавлял местную религиозную организацию. Когда решение суда вступило в силу, он по звонку из Минюста узнал, что ячейка ликвидирована, но собрания верующих при этом не прекратил. Он говорит, что разделяет понятия «религиозная группа» и «религиозная организация»: группы иеговистов устраивали свои встречи-собрания задолго до появления юридического лица. И созданное позднее юрлицо решало оргвопросы (аренда помещений и пр.), но чтением Библии и разговорами о боге не руководило, объясняет Шпаковский.

«Собрания фиксировались аудиозаписью»

19 марта 2019 года ему предъявили обвинение в организации деятельности запрещенной общины (ч. 1 ст. 282 УК РФ) – за встречи-собрания верующих, которые продолжались и после ликвидации юрлица.

– Есть юридическое лицо, нет: встречи, собрания, чтение Библии, молитвы, поклонение – это суть веры Свидетелей Иеговы, – говорит Шпаковский.

– Многие считают, что суть веры Свидетелей Иеговы – это хождение по квартирам с предложением поговорить о Библии. Вы так делали?

– Одно из правил нашей веры – доносить весть благую, весть о царстве, об Иисусе Христе до каждого человека. Как мы можем это делать? Как раз проповедуя по домам. Как я это делал? Звоню в квартиру, открывается дверь, я обязательно представляюсь и спрашиваю человека, могу ли с ним поговорить. Если человек говорит: «Да, мне интересно», я разговариваю с ним. «Нет, мне некогда» – я спрашиваю: «Могу ли я зайти в другое время?» Если он отвечает «да», назначаем время, я прихожу и продолжаю беседу. Если нет, я благодарю его за внимание, поворачиваюсь и ухожу.

– Некоторые называют это агрессивным миссионерством и навязыванием веры.

– Ни в коем случае! Согласно учению Библии, Бог каждого человека наделил правом выбора. Если человек принял решение быть православным – это его право, быть мусульманином, католиком, буддистом, кем-то еще – его право. И я не могу заставить его изменить свои убеждения. Я уважаю выбор этого человека. Но если он сам предлагает разобраться и обменяться мнениями, я всегда готов с удовольствием поговорить, показать, на чем основана моя вера.

Чтобы доказать, что псковские Свидетели Иеговы встречались после решения Верховного суда, сотрудники ФСБ обратились в городской суд за разрешением на «временное ограничение конституционных прав гражданина». После в квартирах верующих появились аудио- и видеоаппаратура, а на компьютерах – специальные программы.

– Мы фиксировали проведение религиозных собраний по месту жительства и его работу за компьютером – факты получения им указаний из центра, акты отчетности, в том числе бухгалтерской. Для того чтобы зафиксировать факт того, что именно Шпаковский работает за компьютером, получает и отправляет корреспонденцию, в помещении была установлена видеокамера. Собрания фиксировались аудиозаписью, – рассказал на суде оперативник ФСБ Иван Калыта.

Суд по делу Шпаковского. Обвинитель допрашивает свидетеля
Суд по делу Шпаковского. Обвинитель допрашивает свидетеля

В августе 2019 года против Шпаковского возбудили еще одно уголовное дело – пенсионера обвинили в финансировании экстремистской организации из-за найденных при обысках документов и жестяных баночек с надписями «Соль» и «Сахар». В них верующие складывали пожертвования. Шпаковский предполагает, что вторая статья у него появилась, чтобы «наказать по максимуму». По его словам, под финансированием спецслужбы подразумевают добровольные взносы верующих, которые отправлялись «братьям и сестрам».

– Добровольные пожертвования существовали всегда, в том числе у Свидетелей Иеговы. А прятали или не прятали их в баночках… Где конкретно можно найти узаконенное сообщение о том, какие емкости можно использовать? Я могу использовать любые емкости для сбора добровольных пожертвований, – уверен Шпаковский.

О козлах и овцах

Судебный процесс по делу иеговиста длился семь месяцев. Оперативник ФСБ Иван Калыта подробно рассказывал, как Свидетели строят «теократическое государство с земной шар», а их специальные пионеры проповедуют по 130 часов в месяц, получают 25 тысяч рублей и заманивают людей разговорами по домофону об уборке во дворе. На заседаниях звучали фрагменты аудиозаписей собраний верующих. Особое внимание прокуратура просила уделить встрече, где обсуждалась библейская притча про «овец и козлов». В ней говорится о том, как на Страшном суде бог, как пастух, отделит одних людей от других, поставит овец по правую сторону, а козлов – по левую. Согласно притче, оказавшиеся по левую сторону получат «муку вечную», а праведники – «жизнь вечную».

– Это они нас с вами козлами называют, – так прокомментировал эту притчу корреспонденту Север.Реалии сотрудник ФСБ Калыта.

– Это вымысел, это неправда, это ложь. Мы просто пересказываем притчу об овцах и козлах, которую приводил Иисус Христос. И только он будет иметь право определить, в конечном итоге, кто овца, а кто козел, – возражает обвиняемый.

Псковские иеговисты поддерживают Шпаковского в суде
Псковские иеговисты поддерживают Шпаковского в суде

Приглашенные стороной обвинения эксперты на заседаниях называли религию Свидетелей Иеговы сектой, ссылаясь на то, что в общине выстроены жесткая иерархия и система наказаний – нарушивших правила лишают общения с верующими. Шпаковский с этим категорически не согласен.

– Свидетели Иеговы никогда ни от кого не откалывались, никогда не были закрытой организацией, любой человек мог прийти в «Зал царства» и, уважая предусмотренный порядок, наблюдать, слушать и даже участвовать в собрании, – говорит он.

– А что с наказаниями? Нарушившим правила действительно объявляют бойкот?

– У Свидетелей Иеговы есть такое понятие, как исключение из организации или из собрания. В Библии четко прописано, что неприемлемо делать с точки зрения Свидетелей Иеговы. Например, поощрять безнравственный образ жизни. Если молодой христианин пытается склонить понравившуюся ему христианку к сожительству, видит, что она не поддается, и через какое-то насилует ее, что его ожидает? Будут другие нормальные люди поддерживать с таким человеком общение? Но если тот осознал, что он совершил скверный поступок, предпринял шаги для того, чтобы измениться, попросил прощения у того, против кого согрешил, то, поверьте мне, мы не исключим этого человека.

Изолировать, чтобы исправить

Геннадию Шпаковскому дали самый большой срок среди осужденных иеговистов. До этого приговора самым большим сроком были шесть лет колонии: к такому наказанию приговорили жившего в Орле датского подданного Денниса Кристенсена и жителей Крыма Сергея Филатова и Артема Герасимова.

– Считаем, что исправление возможно только в условиях реальной изоляции от общества путем назначения основного наказания в виде лишения свободы, – сказал суду Цыплаков и добавил, что изъятый у Шпаковского ноутбук подлежит уничтожению, а обнаруженные при обыске 700 рублей пойдут в казну государства. Смягчающих или отягчающих вину обстоятельств обвинение не нашло.

Как нельзя человека судить за разрез глаз и цвет кожи, так и нельзя за то, что он является Свидетелем Иеговы

– Абсолютно не доказаны ни событие, ни состав преступления. Все построено на формальных основаниях – проводились богослужения, там участвовали люди, был зафиксирован и Шпаковский, но неоднократно уже высказывалась и рабочая группа при ООН, и официальный комментарий РФ был направлен во все международные инстанции, о том, что это преступлением не является, что Российская Федерация это не ограничивает. Про вражду и ненависть по отношению к другим религиям мы здесь вообще ничего не услышали. Еще в римском праве установлено, что никто не должен нести наказания за мысли. Как нельзя человека судить за разрез глаз и цвет кожи, так и нельзя за то, что он является Свидетелем Иеговы. Преступным является деяние, которое прямо и ясно описано в законе. Так что нарушил Шпаковский? – спрашивал прокурора адвокат верующего Арли Чимиров.

Геннадий Шпаковский и адвокат Арли Чимиров в зале суда
Геннадий Шпаковский и адвокат Арли Чимиров в зале суда

– Без мотива не бывает преступления, – продолжает Чимиров. – Но про мотивы мы ничего не услышали. Ни на стадии следствия, ни в суде, ни в речи прокурора мы не узнали, с какой целью мой подзащитный действовал? Что было его побуждающей силой? Нам говорят только, что были песни и молитвы, а значит, продолжалась деятельность местной религиозной организации.

За всеми этими преследованиями стоит дьявол, скорее всего, здесь есть его представители

Шпаковский говорит, что до сих пор так и не понял, почему государство так ополчилось на его религию.

– Возможно, тот, кто организовал всю акцию против Свидетелей Иеговы, просто испытывает такую ненависть к нашей вере или к кому-то из ее представителей, что провоцирует неприязнь к ней во всех правоохранительных структурах. Второй вариант – что дело в решении той же рабочей группы ООН, мнении международной общественности и правозащитных организаций, которые требуют немедленного прекращения репрессий против Свидетелей Иеговы. Ну, как бы ответ им: вот вы заставляете нас, а мы вот так поступим. А если говорить с точки зрения Библии, то за всеми этими преследованиями стоит дьявол, скорее всего, здесь есть его представители, – предполагает Шпаковский.

Иеговисты накануне приговора в Пскове
Иеговисты накануне приговора в Пскове

– Почему именно вам назначают такой рекордный срок? Вы выдающийся проповедник Иеговы?

– Я не особо выдающаяся личность, которой необходимо уделять первостепенное значение. В обвинительном заключении или следственных мероприятиях они пытаются выставить меня лидером, но я говорил им, что это не так. Безусловно, они хотят показать всем, кто живет здесь, в Псковской области, что ожидает всех, кто исповедует религию Свидетелей Иеговы. Это показательный процесс.

– Верующие в Иегову теперь испугаются?

– Нет.

severreal.org

Тег

Связанные статьи

3 комментариев

  1. Та нехай там один одного хоч в лайні потоплять. Навіщо нам ті запАрєбрікові проблеми. Чому б не згадати про наше правосуддя, яке чим далі, тим більш перетворюється на москальське.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Back to top button
Close