«Выбили зубы плоскогубцами»: боец «Азова» рассказал о пережитых пытках в плену у боевиков ДНР


Освобожденный из плена боевиков боец батальона «Азов» Евгений Чуднецов рассказал, как прошли почти 3 года в плену боевиков: о раскапывании тел под ДАПом, о планах сбежать, и о пытках, в которых потерял часть своих зубов.

Об этом военный ​​рассказал в интервью «Громадському радіо».

В студии Громадського радио «азовец» Евгений Чуднецов, которого боевики освободили из плена во время обмена 27 декабря 2017 года.

Анастасия Багалика:

 “Евгений Чуднецов попал в плен в Широкино, в феврале 2015. После попадания в плен, появилось ваше лицо на телеканалах боевиков, была пресс-конференция. После этого о вашей истории замолчали. Почему так случилось?”

Евгений Чуднецов:

“Сперва меня отвезли к их так называемому «министру обороны». Там был местный канал, они короткий сюжетик сделали, мол, вот взяли всего такого татуированного «фашиста». Я был не против, хотел появиться в ютюбе, чтоб не числиться одним из пропавших без вести. Пресс-конференция была позже, с «говорящей головой» «Донецкой республики» Эдуардом Басуриным. Там я уже знал, какие мне вопросы будут задавать, и как мне надо отвечать. Ясно, что там не было ни одного украинского СМИ”.

Анастасия Багалика:

“На самом деле, тем, кто смотрел это здесь, по эту сторону, было понятно, почему так происходит. Уже через год в 2016 году российская журналистка «Новой газеты» Юлия Полухина написала о вас статью, поскольку в так называемой «ДНР» тогда разворачивался «судебный процесс» и «прокуратура» требовала дать вам высшую меру, как они это считают, по их «уголовному кодексу» (расстрел). Так это выглядело из Украины, это действительно так происходило?”

Евгений Чуднецов:

“Там у них Уголовный кодекс — это синтез украинского, советского и российского. Они пугали, что есть по этой статье высшая мера наказания, а на суде затребовали 30 лет лишения свободы по двум статьям”.

Анастасия Багалика:

 “Что происходило за эти месяцы, пока вы не попадали в списки на обмен?”

Евгений Чуднецов: 

“На самом деле в списки руководство моего подразделения на обмен меня подало в самом начале – через месяц после «конференции». Но меня в этих списках постоянно подвигали и подвигали, та сторона (не украинская). Наша украинская больше 10 раз подавала запросы на мой обмен”.

Анастасия Багалика:

“После того, как прошла пресс-конференция, говорили, что вам вырвали зубы на подвале. Это так?”

Евгений Чуднецов:

“Ну могу вам продемонстрировать. Их выбили плоскогубцами, хотели вырвать. Это не перекрученная информация. Одни писали, что они у меня сами повыпадали… Но как, если в январе у меня зубы целые, а в феврале уже нету. Они не могли так быстро выпасть”.

Анастасия Багалика:

“Этот факт, как и другие факты пыток, можно использовать для того, чтобы пытаться судить тех, кто вас пытал. Вы собираетесь это делать?”

Евгений Чуднецов:

“С кого, узкоглазого человека в балаклаве? Как я могу помнить. Русский, только глаза узкие”.

Евгений Чуднецов:

“Алексин Виталик сбежал из плена. Мы планировали вообще вдвоем убежать. Он же Донецка не знает. Когда меня забрали работать на Укрзализныцю, я нашел карту Донецкой области, я ему нарисовал все блокпосты. Мы планировали сбежать либо 9 мая, когда они напьются, либо 11 мая, когда у них празднование «референдума». Но так получилось, что меня перевели на ИВС, а он в июле сбежал. Его увезли на работу, отвлеклись, он чухнул”.

Анастасия Багалика:

“То есть это реально — сбежать из плена?”

Евгений Чуднецов:

“Там, где мы содержались, там было реально убежать. Там где мы работали, в управлении железной дороги. В таком виде, в каком мы были (грязная одежда), ясно, что первый патруль бы задержал меня. Нужно было бежать, когда ближе к своим, 2 километра – и серая зона. Как показала практика – это реально”.

[do_widget id=text-16]

 

Напомним, мы писали:

Обмен пленными на Донбассе завершился. Украинской стороне передали 73 заложника

Находящийся под следствием житель Николаева отказался возвращаться в «ЛНР» в рамках обмена пленными