Общество

Анатомия разбоя: николаевский таксист рассказал подробности нападения

В последнее время в Николаеве инцидентами, связанными с нападением и избиением, никого уже не удивишь: бьют и нападают даже не ночью и не в укромных местах, а среди бела дня, не боясь и не смущаясь никого. Бывает и так, что нападение сопровождается всем, чем только можно — могут и побить, и ограбить, покалечить. Могут и убить. Подробности разбоев, как правило, остаются «за кадром» — о них знают сами преступники, сотрудники полиции да сама жертва — если осталась жива, конечно.

Сегодня мы имеем редкую возможность показать нашим читателям, как выглядит разбойное нападение глазами самой жертвы — так сказать, «анатомию разбоя». Николаевский таксист Дмитрий Федько, который недавно подвергся нападению, согласился рассказать «Новостям-N» все, что с ним произошло.

Дмитрий «таксует» уже давно, ездит на собственном Opel Astra 2008 года выпуска. Как и многие таксисты, он часто оставляет клиентам свой номер телефона, поэтому не удивился, когда утром 10 мая, ему позвонили на мобильный и попросили к 13:00 подъехать и взять пассажиров на пересечение улиц Чкалова и Садовой. В машину сели три пассажира, никакого подозрения они не вызывали. Молодые парни, на вид всем троим лет по 25. Весело разговаривали, балагурили. Сразу дали таксисту 200 гривен и попросили отвезти их в Корабельный район на ул. Новостройную. По дороге они рассказывали, как весело провели вчерашний вечер, пропили четыре тысячи гривен, поэтому, дескать, и не могут сегодня сами садиться за руль.

В Корабельном районе пробыли недолго и пассажиры назвали адрес в другом конце города — Варваровка, район РЭС.Поехали. Не без труда нашли этот самый РЭС. Дмитрий подсчитал общую стоимость поездки: получалось 210 гривен. Сидевший сзади парень протянул ему две пятерки, и когда Дмитрий повернулся, чтобы их взять, тот вдруг резко схватил его за шею, а другой, который сидел на переднем пассажирском сидении, ударил в лицо.

Что происходит в такие минуты с человеком, может ответить только тот, кто это пережил сам. Дмитрий свое состояние охарактеризовал коротко: растерянность и страх.

Однако, очень скоро взял себя в руки: «Что вам нужно? Деньги? Машина? Забирайте все, только отпустите!». Но у разбойников, похоже, были другие планы.

Клиенты сразу связали таксисту руки скотчем, который у них оказался при себе. Сорвали золотую цепочку с шеи, печатку с пальца. Все это сопровождалось избиением. Один из нападавших сел за руль, а Дмитрия усадили на заднее сиденье, между двумя другими налетчиками. Поехали в направлении выезда из города.

Дмитрий постепенно приходил в себя, попытался вступить в общение с бандитами: «Парни, вы что за беспредел творите? За что?». Один из нападавших ответил: дескать, все что с ним сейчас происходит — это месть за сестру, которую он якобы изнасиловал. При этом чья именно это сестра — кого из них троих — эти люди не уточнили.

Дмитрий пытался объяснить своим мучителям, что никакой сестры не знает и никого не насиловал. Но нападавших его оправдания совершенно не интересовали, они их даже не слушали. Один из них заявил, что сестра, мол, все сняла на видео, сейчас они подъедут к ней, и если она его опознает, ему будет худо.

Постепенно Дмитрий начинал понимать, что что-то с этими обвинениями не складывается. Если предположить, что какую-то девушку действительно изнасиловали, то как она ухитрилась снять это все на камеру? И что же это за насильник такой, который позволил не просто снять пикантный процесс на камеру, но и уйти жертве с отснятым материалом? По всему было видно, что нападавшие «лепят горбатого» — говорят лишь бы говорить, не особо заморачиваясь правдоподобностью истории.

— Еще в Варваровке у меня начали спрашивать, где документы на машину. Я говорю: «В багажнике спрятаны». А когда уже там, в посадке, я еще пару раз получил, я сказал: «Пацаны, извините. Я забыл. Я только с дачи сегодня», — рассказывает Дмитрий. — Я действительно с дачи приехал, у меня в Терновке похоронены родные, а во вторник были проводки. Я на даче ночевал, а барсетку оставил под сиденьем.

Нападавшие достали барсетку. Помимо документов, в ней находилась 1000 долларов. То, что Дмитрий возил в машине такие деньги, он объяснил тем, что должен был вернуть товарищу долг.

— Я после обширного инфаркта, и мне нужно было отдать деньги, — рассказывает Дмитрий. — Когда у меня был инфаркт, нужно было срочно укол сделать, он стоит бешеные деньги — 24 тысячи гривен. Товарищ одолжил.

Кроме того, в бардачке еще лежали 400-500 гривен, и в козырьке под лобовым стеклом —  двухсотка, которую они ему дали в самом начале поездки, и три по пятьдесят. 100 гривен лежали еще в кармане. Все эти деньги у него забрали.

Документы — техпаспорт и водительское удостоверение — из барсетки тоже вытащили. Потом стали спрашивать, где страховка. Дмитрий ответил: в бардачке. Тогда таксист начал догадываться, что это не простое ограбление, когда присваивают деньги — нападавшим нужна была именно машина.

 

Нападавшие долго колесили по пригороду — из Варваровки в «Балдино», от «Балдино» в посадку, из посадки на трассу, затем свернули в сторону Одессы, снова вернулись в Варваровку, развернулись на Одесское шоссе…

— Остановились возле рынка в районе конноспортивной школы. Они мне надевают футболку на голову, скотчем ее заматывают. «Сестра боится, чтобы ты ее не увидел». Я говорю: «А как же она меня опознает, если на голове тряпка?». — «Не переживай», — приводит Дмитрий Федько фрагмент диалога со своими мучителями.

— И мы поехали. Тишина, спокойствие такое. Но я чувствую, что машина с асфальту куда-то съехала, по плохой дороге едем. А они газуют вовсю — дают «оторваться». Я говорю: «Ребята, ну не издевайтесь на техникой. Зачем же гробить машину?». Раз сказал, второй… На третий им, видимо, надоело, они остановились, вытащили меня из салона и бросили в багажник, — вспоминает таксист. — В багажнике я трясся, у меня сердце начало покалывать — все-таки инфаркт недавно перенес. Я как мог себя успокаивал — понимал, что с моей болячкой может быть все что угодно.

Отъехав подальше от города, машину остановили, Дмитрия вытащили из багажника и куда-то повели. Это был самый напряженный момент — таксист подумал, что его ведут убивать и мысленно начал прощаться с жизнью.

Очевидно, среди документов, которые нападавшие вытащили из барсетки, они обнаружили справку об инвалидности. И увидев, что Дмитрию невмоготу, один из них спросил: «Сердечник?». Таксист подтвердил и попросил вести себя с ним полегче, поскольку в любой момент сердце может не выдержать.

— Они меня отвели. Один говорит: «Чего ты стоишь? Присаживайся». Я ничего не вижу, сажусь,  чувствую — трава. Уже думал: все. Кто-то из них начал мне ноги связывать, моей же веревкой. Нашли у меня в багажнике хомуты пластмассовые, постягивали ими руки поверх скотча, обвязали ноги, пропустили между рук и привязали вот так вот к дереву. Я слышал только, как машина уехала.

Нападавшие, судя по всему, имели неплохой опыт в разбое, но вот связывать свои жертвы не научились: как только они уехали на машине, Дмитрию удалось сорвать с себя все веревки.

Мужчина вышел в поле, шел слабый дождь. От ударов голова болела, в ушах стоял гул.

Услышал вдалеке звуки транспорта и решил, что там находится трасса. Но почувствовал, что шум стихает, и пошел в обратную сторону.

Впереди заметил что-то похожее на ферму. Заброшенной она не выглядела, и Дмитрий решил, что люди там точно есть.

С трудом пройдя еще некоторое расстояние, таксист заметил трактор. Через поле он пошел по направлению к нему и жестами стал просить тракториста остановиться.

Тракторист позвонил своему куму, тот приехал, забрал избитого таксиста и отвез его в Варваровку — в отделение полиции.

Дмитрия повезли в больницу скорой медицинской помощи, оттуда — в 3-ю городскую больницу, что в Дубках. Врачи диагностировали у пострадавшего сотрясение мозга, многочисленные ушибы. Внутренние органы оказались целы, переломов, к счастью, тоже не оказалось.

В больнице Дмитрий пролежал сутки, потом, как человек активный, не привыкший сидеть на месте, почувствовал, что долго лежать не сможет, и попросился домой, где, как говорится, и стены лечат.

 

Cо дня нападения прошло уже больше недели. За это время избитый таксист побывал в разных инстанциях, целой проблемой для него оказалось даже просто узнать, какой райотдел ведет его дело — Николаевский или Центральный. Позже выяснилось, что его дело передали в Центральный отдел полиции Николаева.

— Я пошел и говорю: «Ребята, ну давайте же что-то делать, время же идет. Это же не то что украли кошелек со 100 гривнами»…

Будет ли найдена машина Дмитрия, а виновные не только установлены, но и наказаны, пока сказать сложно — ведется следствие.

Связанные статьи

4 комментариев

  1. Пипец , вот это покращення, вот это супер реформа мвд в полицию, каждыйи день грабят и убивают.. слава авакову слава парашенке слава майдану слава украини

  2. Какая реформа?? По набирали шалав те ходят только красуються и фото в соц сетях выставляют.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Back to top button