Без рубрики

Кто он, наш земляк генерал Попель, чье имя носит улица Корабельного района?

«… Штурмовики режут колючую проволоку, выкуривают из траншей фаустников; сапёры под огнём быстро гатят болото, засыпают рвы, наши танки и самоходки неудержимо рвутся вперёд.

Вот машины комсомольцев Васильева и Золотова вышли на высоту, господствующую над Зееловом. Враг подтягивает артиллерию, открывает ураганный огонь по отважным гвардейцам-танкистам. Загорелась машина Золотова, потом Васильева. Песком, шинелями, брезентом отважные комсомольцы гасят пламя и продолжают громить врага.

Тем временем наша другая гвардейская механизированная часть быстрым и умелым манёвром обходит высоты и город, ударяет с тыла и, захватив Зеелов, открывает путь нашим танкам и самоходкам.

В этих трудных условиях наши коммунисты и комсомольцы показывают себя подлинными солдатскими вожаками. Трудно выделить в этих боях отдельных героев. Герои все…».

Приведенный текст не является описанием современной компьютерной игры. Это содержание фронтовой листовки «Передай по цепи» – изобретение генерал-лейтенанта Николая Кирилловича Попеля, члена военного совета 1-й гвардейской танковой армии.

Именно он придумал «оперативную» полиграфию в действующей армии, создав свою сеть армейских корреспондентов и увеличив штат наборщиков в полевой типографии. Время от замысла листовки до ее доставки конкретному бойцу на передовую – три с половиной часа. Космическая скорость для военного времени.

Николай Попель – наш земляк, личность легендарная и противоречивая. Он написал талантливые мемуары о войне, где публицистика перемежается с художественной реальностью фронтового времени.

Такие книги генерала, как «Танки повернули на запад», «Впереди Берлин!», «Бригада «Революционная Монголия» и «В тяжкую пору» выгодно отличаются от воспоминаний других военачальников образностью в изображении героев и «выпуклым» личным отношением автора к событиям. «Глазами боевого офицера» – именно так можно обозначить этот тактильный жанр мемуаристики.

Попель, после выхода своих книжек, пережил шквал упреков со стороны историков, литературных критиков и простых читателей. Генерала обвиняли в «подтасовывании фактов», собственном возвеличивании («вторую мировую войну выиграли четыре танкиста Попеля и его боевая собака»), а также в крайней ангажированности воспоминаний ветерана.

Это были одни из самых первых мемуаров о войне. Еще не сверстали тяжелых томов Рокоссовского, Жукова, Баграмяна, Малиновского, Конева и других военачальников, еще не написали фундаментальных монографий и энциклопедий, еще жили большинство участников событий…

Тяжело быть первым мемуаристом. Первый, кто пытается присвоить коллективную память, терпит эмоциональные удары от читателей.

Кто такой Николай Кириллович Попель? Откуда у генерала-танкиста внезапно появился литературный дар? Почему его мемуары никогда не оспаривали легендарные маршалы Конев, Жуков. Рокоссовский, Чуйков и другие? Отчего у Попеля, которого еще в 41-м похвалил сам Сталин, под занавес войны оказалось так мало боевых наград (два ордена Красного Знамени, орден Отечественной войны 1-й степени и орден Красной Звезды)?

Эти вопросы ждут своих исследователей.

От коновала до комиссара

Начало биографии Николая Попеля – тайна за семью печатями. В открытых источниках почти ничего нет. Известно только, что он родился в 1901 году в Николаевском уезде Херсонской губернии. О его отрочестве скупо сообщают архивные документы.

Запись в метрической книге церкви Святого Богоявления от 19 декабря 1900 года говорит о появлении младенца «мужескаго полу у Кирдата Попеля и Светланы-Лампады Попель». Младенец «наречен согласно церковному канону Николаем во имя Св. Николая Мирликийского по православному леточисленнику».

Таким образом, 2 января 1901 года (по новому стилю) в селе Богоявленском Николаевского уезда Херсонской губернии, в семье кузнеца «из мадьяр» Кирдата Попеля и крестьянки Светланы Попель родился будущий генерал – мемуарист.

Единственный ребенок благополучно пережил детские болезни и по достижению лет был определен в двухклассную церковно-приходскую школу при сельском приходе. Мальчик учился хорошо. В 1913 году он получил свидетельство об окончании «на изрядно» и был определен в ветеринарный класс при Херсонской сельскохозяйственной школе. В июле 1917-го он получил диплом ветеринара по II разряду.

А дальше… дальше белое пятно в биографии. Неизвестно, чем занимался молодой ветеринар всю революцию и гражданскую войну. По свидетельству Евгении Яковлевны – жены будущего генерала – Николай Попель 30 января 1920 года добровольно явился к военному комиссару города Николаева и попросил зачислить его в Красную Армию.

Ветеринарный диплом – решающий аргумент в военной карьере молодого человека. Девятнадцати лет отроду он становится сразу «главным коновалом» (ветеринарным врачом) 3-го конного корпуса под командованием Николая Каширина. Участвует в боях за освобождение от врангелевцев Мелитополя, Геническа и Керчи. Затем целый год воюет с повстанцами Махно.

В апреле 1921 года Николай Попель вступает в РКП(б) и его сразу назначают помощником председателя специального военного трибунала Александровской группы войск на юге Украины.

Бывший «главный коновал» подписывает расстрельные приговоры вражеским заложникам – семьям анархистов, которые находятся в специальных лагерях, лично участвует в карательных экспедициях по истреблению остатков махновщины.

Он никогда уже не вернется к ветеринарии.

В 1923 году Николая Попеля направляют в Одесскую пехотную школу, которую он оканчивает в июне 1925-го. Затем его переводят в политотдел 4-й кавалерийской дивизии Украинского военного округа, но… через два года он вынужден опять учиться на курсах усовершенствования командного состава (КУКС) в Москве. Потом вновь три года учебы в Военно-политическом институте им. Толмачева.

Военные «университеты» Попеля продолжались почти восемь лет. В 1932 году он «всё оканчивает» и назначается зав. отделом дисциплинарных преступлений военного трибунала Московского округа.

1932-й и 1933-й годы – время начала политических репрессий в армии. Николай Попель засучивает рукава и… честно выполняет свою работу. За шесть лет, по подсчетам военных историков, он составил около 120 компрометирующих характеристик бывших командиров РККА, находящихся под следствием.

На счету военного прокурора расстрельные дела командира 3-й стрелковой дивизии Карла Калнина, командира 6-го стрелкового корпуса Восканова, комдива 23-й стрелковой Маркиана Германовича, начальника штаба 14-го стрелкового корпуса Ивана Паука и многих других военачальников гражданской войны.

В 1938 году Николай Кириллович Попель назначается военным комиссаром 11-й механизированной (танковой) бригады. Бывший коновал начинает свою политическую карьеру в РККА.

Послужной список выглядит солидно. Бригадный комиссар Попель принимает участие в советско-финском конфликте. 27 ноября 1939 года он назначается начальником политотдела 106-й горнострелковой дивизии («Ингерманландия») Финской Народной Армии. Это вооруженное формирование состояло из этнических финнов и карелов, которые должны были защищать марионеточное Терийокское правительство, созданное Сталиным для установления советской власти в Финляндии после победы в войне.

Из этой затеи ничего не вышло. Финны отстояли свою независимость. Попеля, за ненадобностью, переводят из Карелии в Ленинград на должность комиссара 1-го артиллерийского училища, а затем назначают замполитом 8-го механизированного корпуса. В этом качестве его застает начало Великой Отечественной войны.

Первый месяц войны – звездный час бригадного комиссара. Он проявил хладнокровие, нравственную стойкость, не поддался общей панике, сумел заразить своим настроением подчиненных солдат и офицеров.

Сражение под Дубно

Битва за Дубно-Луцк-Броды – одно из крупнейших танковых сражений в истории Великой Отечественной войны. Оно состоялось в июне 1941 года. В нем с обеих сторон приняло участие около 3200 танков.

Командование Юго-Западного фронта организовало несколько контрударов отдельных танковых групп против панцир-дивизий фон Клейста. Однако, отсутствие общей координации в действиях советских частей, позволило немецкому командованию отразить изолированные контрудары и нанести поражение войскам Красной Армии на данном направлении.

Самые эффективные действия в этой операции продемонстрировали наспех организованные отряды 24 танкового полка подполковника Волкова и 34-й танковой дивизии под руководством бригадного комиссара Попеля.

Подвижная группа в составе трех сотен машин нанесла удар по Дубно. Это был единственный успешный танковый удар первого периода войны, и… он едва не поставил на грань срыва весь нацистский план «Барбаросса».

Вот как сам Попель рассказывает о своем рейде по тылам противника: «Для гитлеровцев наш удар – полная неожиданность. Они и понятия не имели, что русские осмелятся полезть на коммуникацию, где денно и нощно фурчат немецкие колонны. В одних трусах – загорали на солнце – метнулись немецкие солдаты в окопы, к пушкам и танкам. С вражеским заслоном Волков покончил так быстро, что основным силам почти не пришлось притормаживать. На всю ширь шоссе шли наши мотоциклисты, а справа от них – танки, с пушками, повернутыми влево.

Когда я с холма увидел эту быстротекущую лавину, то почувствовал особую радость, которую дает осознание собственной силы. Но это было не все. Где-то на западе, скрытые негустыми перелесками, наступают танки Болховитина…

Бой разгорелся на широком ржаном поле, километрах в десяти на юго-запад от Дубно. Видимость очень хорошая. С небольшой высотки к северу от Подлужья, не выходя из танков, мы с Васильевым следим за боем…

Чего немцы абсолютно не ожидали, так это в своем тылу полка Болховитина. Как волчки, начали вертеться на поле жуки-танки, будто муравьи, забегали туда-сюда пехотинцы!.. Тем временем с флангов ударили мотоциклисты, в атаку перешел волковский полк.

С окруженной группировкой противника покончили еще до ночи. Пехота прочесывала поле: то вытащили из ржи начальника штаба 11-й танковой дивизии, то начальника разведки, то кого-то еще. Входили в Дубно уже глубокой ночью…».

8075

8076

Подполковник Волков вспоминает: «С 27 июня по 2 июля бригадный комиссар Попель не спал. Он непрерывно носился на мотоцикле между танковыми батальонами, подбадривая бойцов и показывая пример личной отваги. Шальной снаряд немецкой самоходки подбросил его над оврагом вблизи Самоховичей. Сержант погиб сразу, но контуженному Попелю удалось выбраться, откопать из-под земли мотоцикл, доехать к моему 4 батальону, где он собрал всех командиров и сразу заснул… 3 июля мы использовали весь боезапас, сожгли свои танки с пустыми баками и стали пробираться к своим…».

Комиссар 8-го мехкорпуса Попель и командир 406-го стрелкового полка полковник Новиков с боем вывели из окружения вооруженных 1778 человек. В ожесточенных боях с немцами эта группа прошла 650 километров, нанеся огромные потери врагу.

16 августа 1941 года выходит грозный приказ Сталина за № 270, в котором пленные объявлялись предателями. Велено всеми средствами уничтожать их, подвергать репрессиям семьи. В тексте документа главнокомандующий приводит в качестве позитивного примера успешной борьбы в тылу врага действия группы бригадного комиссара Попеля.

Маргинальная личность

Послужной список Николая Кирилловича Попеля во время войны невелик. С 25 августа по 8 декабря 1941-го его назначают членом военного совета 38-й армии. С сентября 1942-го служит в должности военного комиссара 3-го механизированного корпуса, а с 30 января 1943-го и до конца войны он находится при генерале Катукове в качестве члена военного совета 1-й гвардейской танковой армии.

Если не брать во внимание мемуары самого Попеля, а обратиться только к воспоминаниям сторонних людей, то мнения о нем диаметрально противоположны. 50 процентов негатива, 50 – позитивных характеристик.

Вот, что говорит о комиссаре Екатерина Катукова – жена командира 1-й гвардейской танковой армии.

«Несмотря на внешнюю привлекательность, по характеру он был неуравновешенным. Более того, он был мелкий себялюбец, трусливая душа. Его двуличие поражало всех, кто так или иначе с ним сталкивался. Канцелярист, без сердца и совести. Его отзывы о людях полны яда. Он очень любил навредить, все равно кому – лишь бы навредить. Очень завистлив и одержим стремлением выставить себя в лучшем виде, любил подчеркнуть свои функции и регалии. Любил «охотиться» за чужими ошибками. Нападал всегда первый и спешил обвинить других в том, в чем был грешен сам. Его рабочий день начинался с доклада о том, какие солдаты, офицеры провинились (выпивали, не ночевали дома и др.). Узнав подробности, начинал начальственный разгон, накачку, чтение морали. Кричал на людей, как лягушка на ужа. Но его не любили и не уважали, а только терпели, как старшего по должности…».

И далее: «…Попель чересчур заботился о личном благополучии. С завистью воспринимал награды Михаила Ефимовича. Очень хотел быть Героем Советского Союза, но резерв совести у него был маловат и, плюс ко всему, проявлялась какая-то замаскированная трусость. Когда принималось решение на бой и войска приводились в боевую готовность, Николай Кириллович, как правило, уезжал во второй эшелон, в тыл, проверять состояние готовности госпиталей и работу тыловых частей…

В Германии проявились у Николая Кирилловича черты стяжательства. По его приказу вывозилось в Москву много добра: посуда, картины, мебель, книги. Попелем овладела страсть к наживе. Он очень хотел закончить войну богатым».

А вот мнение командира танка сержанта Хоржевского: «… Генерал-лейтенант Попель не замечал опасности. Его личная отвага часто противоречила солдатскому здравому смыслу. Он был спокоен всегда, и это было не показное спокойствие, а привычка старого окопника, который знает, что пуля все равно найдет труса, где бы тот не спрятался… Мы все уважали Попеля…».

Такая полярность характеристик Николая Кирилловича Попеля вызвана, скорее всего, свойствами его характера. Существование творческой личности в условиях жесткого бытия военного времени порождало известное раздвоение поведенческой модели. Нервное напряжение и перманентное стрессовое состояние вызывало нравственную деформацию неустойчивых натур. Об этом много говорили Симонов, Адамович, Гроссман и другие писатели-фронтовики. Тезис сводится к тому, что

Поэт на войне не жилец.
Безумный лунатик
В прогулке по минному полю.
Расчетливый трус
И стихийный подлец,
Не терпящий нравственной боли…

80778078

80798080

Николай Попель – натура творческая. Об этом говорят его мемуары, которые из публицистики плавно перетекают в художественную литературу. Он часто путает фамилии, номера воинских частей и время событий. Маргинальная личность на войне. Он мог быть отважен и труслив, мог быть щедрым и стяжательным.

Генерал-лейтенант танковых войск Николай Кириллович Попель после войны все время жил в Москве. Умер в 1980 году, похоронен на Ваганьковском кладбище.

21 июля 1981 года по решению Николаевского городского совета улица Октябрьская в Корабельном районе переименована в улицу Генерала Попеля.

Сергей Гаврилов www.novosti-n.mk.ua 

Читайте больше наших новостей в Telegram-канале @korabelov_info

Связанные статьи

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Back to top button