Без рубрики

Краснощек шутит и обвиняет ППСника во вранье

Сегодня, 12 июля, в Центральном суде г.Николаева продолжилось судебное следствие по делу Оксаны Макар. В судебном заседании продолжают допрашивать свидетелей по делу, хотя многие из них не явились. www.mukola.net 

Например, не пришел один из ППСников, обнаруживших Оксану Макар на заброшенной стройке на ул.Дзержинского, не явилась жена обвиняемого Евгения Краснощека — Инга Славинская, даже мамы Оксаны Макар — Татьяны Суровицкой — не было в зале, отсутствовал и адвокат потерпевшей стороны народный депутат Украины Николай Катеринчук.
До обеда судейская коллегия успела опросить троих свидетелей — врача-ординатора ожогового отделения больницы № 3, который осматривал Оксану Макар сразу же после того, как она поступила в больницу, барменшу бара «Рыбка» и инспектора ППС, который приезжал на место по вызову и фактически обнаружил Оксану Макар.

Если говорить о показаниях свидетелей, то только поведение в суде врача-ординатора Сергея Смирного не вызвали недоумения. Он рассказал, в каком состоянии была доставлена пострадавшая, какого характера были ожоги, какое назначалось лечение. Врач подтвердил, что уже к вечеру 10 марта Оксана была в адекватном состоянии и могла давать показания, и он не запрещал представителям правоохранительных органов допрашивать пострадавшую. Вопрос адекватности больше всего интересовал защитников обвиняемых (они задавали множество вопросов о наркотикосодержащих препаратах, которые вводились пострадавшей, — а без них было бы нельзя при том характере ожогов и после операций), но каких-либо выводов о том, что Оксана была неадекватна, и посему надо скептически относиться к ее показаниям, вслух не делали.

А вот показания барменши Натальи Коваль и инспектора ППС Дмитрия Соловенко вызвали смешанные чувства.
В глаза бросалось, что Н.Коваль с явной симпатией относится к обвиняемым, которых она, по ее словам, наглядно знала, а вот к Оксане Макар — явно с антипатией (эту тенденциозность в показаниях отметили и адвокаты пострадавшей Виктор Василюк и Александр Скоробогатов). На просьбу охарактеризовать поведение подсудимых она сказала: «Поведение у ребят нормальное. Но Женя (Краснощек — прим.ред.) иногда мог быть вспыльчивым и грубым, а Артем (Погосян — прим.ред.) — просто супер». А вот Оксана в ее представлении предстает совсем уж некрасиво: это было ее обычное поведение — прийти и просить у клиентов мужеского пола что-то ей купить, а потом и уходила вместе с этими клиентами. И в тот вечер, по словам барменши, она вела себя как обычно: заказала пива, потом подсела к Артему Погосяну и попросила водки, а когда тот отказал, попросила сока и бутерброд, на что Краснощек заметил, что «ты еще не отработала, чтоб я тебе его покупал». Также Н.Коваль показала, что между ними были разговоры на тему сексуальных услуг (она это так поняла, но какие-либо фразы в подтверждение своего понимания не озвучила — кроме как ответа на слова Краснощека «Нас много», что, мол, без проблем), да и уходили они втроем: Оксана «вешалась на шею» Краснощеку, Погосян шел следом.
С этого момента «проснулся» Краснощек («Я в самом деле в обнимку с ней вышел? Я не помню») и больше не «засыпал». Он страшно удивил председателя судейской коллегии Елену Селиванову фразой: «Сегодня мало интересного будет — Катеринчука нет. У этого человека есть все способности искажать факты, которые были в суде». А потом добавил, что у него есть возможность смотреть новости, которым они (подсудимые) иногда аплодируют.

При допросе свидетеля — инспектора ППС Дмитрия Соловенко — Краснощек был еще более активен. Но и без его активности показания этого свидетеля вызвали странные ощущения — показания Дмитрия Соловенко, данные в ходе досудебного следствия, расходились с теми, которые он дал сегодня в суде. Сегодня он заявил о том, что нашел Оксану Макар первым (после осмотра здания, куда наряд ППС приехал по вызову, вышел на нее по голосу — она просила о помощи), что лично ему она ничего не говорила, но он слышал, как она сказала другому инспектору (который сегодня в суд не пришел), что она отдыхала с тремя парнями, попросила пить и закурить. Однако в ходе досудебного следствия, судя по зачитанному протоколу допроса от 21 марта, именно ему Оксана сказала о том, что ее изнасиловали трое парней, с которыми она познакомилась в баре «Рыбка». А на вопрос государственного обвинения, что же так данные расходятся, инспектор ППС сказал, что давно это было, и он просто многого не помнит, но сведения, записанные в протоколе от 21 марта, подтвердил.

Краснощек тоже задавал вопросы свидетелю — о том, выбрался ли он из этого подвала сам, какая там была освещенность. А когда получил ответы на эти вопросы (выбрался сам, освещал помещение фонариком), заявил: «Человеку рассказали и написали. Там 2 окна по 1,8 метра высотой, там глубина подвала 1,8 м — как он с ростом 1,6 м мог сам оттуда выбраться? Он просто чушь несет! Он каждый день таких девушек находит, что не помнит?».

Допрос свидетелей в суде продолжается.

Связанные статьи

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Back to top button