«Я была противником импичмента, но перевыборы – это хорошо», — и.о. мэра Николаева Казакова

Татьяна Казакова

Татьяне Казаковой журналисты позвонили в тот же вечер, когда она, как секретарь Николаевского городского совета, подписала решение 42-ух депутатов о досрочном прекращении полномочий мэра Николаева Александра Сенкевича. В тот же момент она по закону стала исполняющей обязанности городского головы Николаева. Встретиться удалось на следующий день в ее кабинете секретаря горсовета – достаточно небольшом, темном и прохладном. На стенах кроме одной картины ничего нет, на столе – только бумаги и лампа. Сложилось впечатление, что хозяин кабинета как будто знает, что он здесь временно, а потому сильно не обживается.

Поговорили о том, что сегодня важно николаевцам знать, о чем думает, какую позицию занимает человек, волей судьбы ставший новым руководителем города…

— Как вы для себя видите сценарий развития дальнейших событий, и насколько надолго, по вашим прогнозам, вы взялись исполнять обязанности городского головы Николаева?

— Я вышла из отпуска, прекрасно отдохнула, попала на сессию, которая закончилась для меня, честно говоря… Эмоционально для меня это очень сильные эмоции. Но все надо разложить по полочкам, подойти ко всему практически, спокойно, уравновешенно.

У меня нормальные отношения с Александром Федоровичем, я открытый человек, я критикую и говорю в лицо. Стараюсь этого не делать на публику, иногда, конечно, из меня правду вытаскивают. Но я предпочитаю говорить все человеку открыто. Я была противном этого проекта решения (об импичменте Александру Сенкевичу, — ПН), предупреждала, что результат не голосования, а вообще движения по этому проекту все равно, как ружье, когда-нибудь выстрелит. Я, конечно, не рассчитывала, что именно на этой сессии все это будет происходить. Но что произошло, то произошло. Я не принимала участия в этом голосовании, потому что конфликт интересов.

Есть закон. Хочу я, не хочу я, я — заложник определенной ситуации, закона, я закон должна выполнить. Так уже получилось.

— Были же разговоры, несколько раз я это слышал, что Татьяна Казакова, если будет такой исход, может отказаться от поста секретаря городского совета и, соответственно, от исполнения обязанностей мэра города. Было такое?

— Смотрите, что такое отказаться. Дело в том, что меня депутаты должны отпустить. Я не могу написать заявление о том, что я не хочу и так далее.

— Ну, можете спровоцировать новое голосование за нового секретаря?

— А депутаты согласны?

— Ну вы же не подневольный человек.

— Если нет голосов за переизбрание секретаря, то я становлюсь подневольным человеком. Как бы два человека не были этим расстроены.

— Когда вы увидели результаты голосования, ваша первая мысль: вы хотите быть исполняющим обязанности, или вы будете ним, но нехотя?

— (Смеется). Я выполню законную часть, как скажет партия.

— Вы сказали, что это решение было неправильным. Почему?

— Я не говорю, что оно не правильное. Никто просто к нему не готовился. Еще когда было 13 заседаний группы по регламенту, январь 2016 года, потом мы проходили Регламент и его писали, вот этот пункт (об импичменте мэру, — ПН), никто даже не думал, что это нужно прописывать. Ни одна партия не высказалась. Оно даже было не интересно.

— То есть можно говорить, что когда Александр Сенкевич говорит, что он все равно «вылетел» бы с поста мэра – вопрос только во времени, через три месяца, или через 2 года, то это…

— Нет, нет, нет.

— Может, я неправильно услышал. Значит, Вы сказали, что Вы противник этого решения.

— Я противник как такового.

— Почему? Личность Сенкевича или ход дальнейших событий?

— Нет, вопрос не в личности Сенкевича. Вопрос в стабильности ситуации. Для меня предпочтительней любой мэр, который 2-3 мэрских срока будет в Николаеве. Потому что я анализирую: стабильность обстановки – это, как результат, естественно, инвестиции. Вот эти все шоу, мероприятия, эмоции. Самое главное, эмоции, которые мы выплескиваем, даже через комиссии, через сессии – я противник этих эмоций. Я за то, чтобы тихо, спокойно, в обсуждениях, спорах, но все решалось. Нельзя выплескивать это. Для меня стабильность – это показатель, что в город будут идти инвестиции. Когда начинается эмоциональность, я стараюсь ее тушить. Но просто мы зашли в какой-то тупик, ступор, вот и реакция.

— Для вас самый лучший вариант развития событий – это перевыборы?

— Перевыборы. Полные перевыборы – и мэра, и депутатов. Я сказала, что моя позиция, за которую я двумя руками за, я первая пойду, если надо. Но дело в том, мы не можем самораспуститься. Но я за перевыборы.

— Депутаты не могут все вместе сложить мандаты?

— А за ними зайдут другие по списку. Поэтому тут такого процесса нет. Если бы был вопрос «обнулиться», и надо было сделать первое движение – я бы первая положила мандат, спокойно.

— Многие народные депутаты, сам Александр Сенкевич, другие люди заявляли, что было давление на депутатов, что они не самостоятельно приняли решение голосовать за импичмент Сенкевичу. Откуда это было давление – кто-то говорит, что из Администрации Президента, кто-то говорит, что из облгосадминистрации. Как вы это видите – было ли давление, как вы считаете, депутаты самостоятельно приняли решение, или нет?

— Я думаю, что депутаты самостоятельно приняли решение, хотя бы потому, что этот проект решения обсуждался очень долго. Сергей Исаков прошел такую процедуру длительную, вот просто поверьте, я могу вам достать лист согласований, где замечания юридического департамента, с нашей стороны и так далее. Он прошел процедуру, к процедуре придираться нечего. Я со своей стороны тоже сделала все запросы по конфликту интересов, сообщила, все письменно, чтобы не пропустить, буковка к буковке.

— То есть шансов выиграть суд у Сенкевича мало?

— Процедурно… Я не думаю, что к процедуре есть какие-то вопросы. Если замечания юридического департамента будут иметь силу, и они будут аргументированы, суд прислушается, что все так и должно быть. Я ж процедуру смотрела, я не юридическую часть смотрела. По поводу суда: если бы я не подписала решение, то Александр Федорович не сможет в суд подать.

Я считаю, что для города перевыборы мэра – это очень хорошо. Вот в данной ситуации. Смотрите, я просто свою позиции расскажу. Когда сейчас были выборы, то это обычно ты на предыдущего мэра начинаешь рассказывать, какой он был плохой, он не сделал дороги, не решил проблему бродячих собак. Все, что можно – поливали друг друга грязью. Сейчас я считаю, что выиграет та кандидатура, тот кандидат, который… Сейчас будет борьба и соревнования между стратегиями. То есть если у нас выходят сейчас три каких-то кандидата, то мы будем не поливать там Сенкевича или Гранатурова или еще кого-то, а мы будем сравнивать три стратегии развития города. Без вот этих стратегий вообще бесполезно просто-напросто выходить. И я бы обратилась к горожанам, к активной молодежи – сравнивать не то, что напишут в стратегиях, чтобы это не были Нью-Васюки, а, когда это будет выполнено – год, сроки, и так далее, обязательно. И второе – какой итог, то есть, к чему это приведет.

Вот посмотрите даже по сегодняшней ситуации, у нас люди уезжают на заработки, в Польшу, например, у нас рабочей силы не хватает. Победят те стратегии, которые остановят отток рабочей силы, чтобы возвращалась к нам молодежь и так далее. Вот это сейчас самое интересное. Слава Богу, что у нас будут эти перевыборы. Слава Богу, что вы выберете самую лучшую стратегию и спросите. Поэтому эти полгода лучше в спокойной обстановке перетерпеть и понять, что мы должны сделать. Мы должны сейчас принять бюджет, встретить Новый год и разыграть первые тендера, чтобы они не висели три-четыре месяца. От этого бюджета будет зависеть, как будет развиваться город дальше. Поэтому я сейчас концентрируюсь полностью на бюджет.

— Этот бюджет. Он будет формироваться из тех планов, которые уже были? Потому что вот Сенкевич сегодня сказал, что есть проекты, которые были задуманы ним вместе с депутатами на следующий год. Например, вода в Варваровку, троллейбусные линии, реконструкция Соборной площади и так далее.

— А мы сейчас откроем информацию и увидим, какое реальное положение дел. Сейчас мы даем поручение всем распорядителям денег подготовить по объектно, по каждой программе, что у нас есть из проектов и процент выполнения этих объектов. Вы это увидите, мы это напечатаем, я обращусь к громаде – проверьте, мимо ж ходите этих объектов – скажите, правда это, или неправда. И мы увидим ситуацию. Потом мы сделаем следующее – мы со следующей недели распорядителей денег приглашаем в сессионный зал, собираем громаду, депутатов, и они защищают программы. Они должны открыто сказать, на что они делают акцент на следующий год, что они хотят (какие проекты реализовывать, — ПН). Вот они будут аргументировать – доделываем не вот эти, где сделано 25%, а прошу сконцентрировать деньги на три проекта, но, чтобы мы эти три открыли в 2018 году полностью. Они возьмут перед вами обязательства, мы посмотрим, они должны откорректировать программу, потому что потом по этим программам они делают бюджетные запросы, запрос идет в бюджет, и получается у нас где-то две недели, чтобы мы всех распорядителей «прогнали», имея уже все данные по всем объектам, через сессионный зал.

Мы это сделаем открыто. Сначала я открою все данные, вы на них посмотрите. Может, кого-то похвалите, кого-то поругаете. Просто к вопросу кадровых изменений, я вас плавно подвожу, все этим интересуются.

— А все – это кто, депутаты?

— Нет, ну журналисты вопросы задавали, пресса, люди, все в глазки заглядывали, смотрят, а ничего не видят у меня.

— Но мне кажется, что если бы я вам задал вопрос о кадровых переменах в мэрии, то вы бы мне ответили, что ничего не будете менять. Нет?

— Нет. Как это я вам скажу, что ничего не буду менять. Ну, смотрите, они (начальники департаментов и управлений, — ПН) будут защищать себя, как они выполнили программы. Здесь вопрос такой – кто должен взять ответственность – я должна или они? Так кто? Если они выполнили на 25%, я должна тащить этот воз? Нет. У тебя были деньги, ты не использовал, мы посмотрим на их отчеты, посмотрим, стоит оно того или не стоит. Может, ему просто надо чем-то помочь? Дать руку помощи и сказать – у тебя здесь что-то не получилось? Мы тебе поможем, дотянем, но обеспечь то и то, и мы будем понимать, что он середнячок, но он стабилен и доведет дело до конца.

— Ну, Вы, вероятно, уже для себя видите среди всех начальников кого-то, кто предположительно не дорабатывает. Например, я знаю, что вы всегда критиковали Анну Деркач, начальника Управления образования Николаева. Вот вы сейчас исполняете обязанности мэра. Вы будете пытаться использовать этот момент для того, чтобы сменить этого человека на этой должности?

— Две сессии тому назад мы поздравили Анну Ильиничну с юбилеем. У Анны Ильиничны появились новые планы, поэтому мы с ней сядем за чашечкой кофе, обсудим эти планы. И я думаю, что в связи с тем, что у нас идут изменения и идет реформа в образовании, медицине и так далее, то, наверное, нужно кадры усиливать.

— Я вас услышал.

— Услышали? (Улыбается)

— Да. Вы когда-то баллотировались в мэры…

— Я никогда не баллотировалась в мэры, мне предлагали. Я баллотировалась в Верховную Раду.

— Ага, это я перепутал. Но в любом случае Вы сегодня — исполняющая обязанности мэра Николаева…

— Я не буду баллотироваться (в мэры, — ПН), я вошла, я должна достойно эти полгода отработать, и любому мэру сдать этот кусок работы с вылизанным законодательством, с определенными процедурами, которые здесь пройдут. Я вам, к примеру, скажу – я отменяю заседание исполкома, которое должно было пройти 13-ого числа, вот в эту пятницу, потому что все проекты решений 20 дней на сайте горсовета не «провисели» (требование Закона Украины «О доступе к публичной информации», — ПН). Это надо просто переломать. Если брать решения сессии, то здесь я это переломала, как бы на меня не давили, теперь у нас все проходит правильно. Теперь это надо переломать по исполкому, заставить их работать…

И если вы, конечно, обратили внимание на проект решения по регламенту. Я вносила тогда изменения, я его не могла пропустить полгода. Почему? Потому что там такая изюминка – прошивка документов. А это ответственность. Это означает, что потом процедурно нельзя переделать никакие документы. Но оно прошло. То есть вот так кирпичик за кирпичиком, это такая методичная работа, которую нужно сделать и упростить в дальнейшем. Понятно, что система сопротивляется, но мы ее так…

— Депутаты уже к вам приходят со своими предложениями, со своим видением ситуации?

— Нет, они смотрят просто на мое настроение.

— Ну, может, есть такой депутат Иванов, который прибежал к вам и сказал: «Все, Татьяна Викторовна, Сенкевича убрали, давайте сейчас уберем Палько (директор Департамента ЖКХ Николаевского горсовета, — ПН), давайте сейчас отменим то-то, что-то поменяем в том движении, которое было при Сенкевиче.

— Да говорить можно все, что угодно. Я ж должна воспринимать все, что мне говорят. А я воспринимаю… Понимаете, когда ты находишься просто в своем личном бизнесе, то предприниматели рискуют, когда они принимают единоличное решение, но они за это отвечают своим имуществом, своей личной жизнью, они отвечают за это. А это город. Даже если понимаю, что вот здесь вот надо так, то я посоветуюсь с тем, с тем, с тем, и мы сделаем. Все считают, что я радикальный человек, судя по тому, что я разогнала тогда аппарат городского совета. А что касается аппарата совета, то там у меня был саботаж. Я два месяца говорила, что мы просто перейдем на новые стандарты работы, что коррупции здесь никакой не будет, справочки продаваться за деньги не будут, здесь будет четко – кого-то увижу, узнаю, будет очень плохо. Они соответственно начали саботировать, и нам ничего не оставалось, как просто подчистить здесь все. Хотя саботировал только один человек, настраивая всех остальных на это.

— Заместители мэра – это те люди, которые утверждаются депутатами. К ним было всегда очень много претензий у депутатов, они и сейчас остаются, я думаю, в особенности к некоторым из них. Как вы видите с ними свою дальнейшую работу – продолжат ли они работать? Либо, может, кто-то должен быть сменен?

— У меня позиция очень простая. Я – исполняющая обязанности, я не мэр, меня не избирали. Я не брала никаких обязательств, не шла на трибуну, не обещала, что я сделаю то-то. Но я начну лично вычищать. Как можно вычищать? Через открытость. В этом мой первый показатель. Когда мы открываем, мы видим, мы анализируем, мы делаем правильные диагнозы, мы исправляем. Если заместитель мэра способен на указанные ошибки произвести изменения в таком виде, как ему подсказывают, то пусть работает. У меня очень просто. За каждой проблемой, за каждой победой стоит фамилия, имя и отчество. Если мы с вами сможем сделать оценку чиновников, поверьте, все будет работать, люди будут подтягиваться, когда их кто-то будет дальше оценивать.

Кто такой мэр, и почему я бы не хотела быть мэром. 50% времени мэр тратит просто на общение с громадой, это хорошо – его знают, он знает все проблемы, но наши все проблемы – они в принципе и так на лицо, правильно? Если хорошо работает Департамент городского головы, то собирается вся информация – достаточно связь, фейсбук, вот и аналитика.

40% — это общение с депутатами, когда ты защищаешь свое кресло, тоже нужно всем нравиться. И 10% — это работа. Мне такой подход не интересен. Я из тех людей, которые… 80% мне лучше работать, а там 20% общаться. Но работа мэра она предполагает такую структуру, когда только 10% времени тебе хватает на решение стратегических задач. Вопрос – кто выполняет эти стратегические задачи? Твоя команда, фамилия имя отчество, по всем направлениям. Они могут быть плохие, они могут быть хорошие, но они несут ответственность.

Я вам вот что хочу еще сказать. У нас сегодня 79% всего (закупок, — ПН) проходит без системы «Prozorro».

— В смысле без аукционов на «Prozorro»?

— Вообще. У нас коммунальные предприятия не закупают ничего через «Prozorro». 79%. К примеру, Днепр – 6%. Славянск – 69%. А Николаев – 79%.

— А это вообще законно – делать закупки, проходя мимо системы «Prozorro»?

— Ну там есть нюансы, как это можно обойти… Так вот «Блок Петра Порошенко», если помните, когда выступал Владимир Игоревич, чтобы все закупки от 5-10 тысяч гривен проходили через «Prozorro». Тогда Александр Федорович сказал как-то, что наша система не работает. Я буду выносить, у нас есть проект решения, его поддерживают все абсолютно депутаты, все фракции, чтобы все товары, которых идет закупка через наши коммунальные предприятия, они все проходили через «Prozorro».

Оттого, что всех мы критикуем – это бесполезно. Мы кричим, что тот плохой и все такое. А вы имейте силу воли довести этот проект решения от начала и до конца. Вот это роль депутата. Вот я здесь выполняю, я понимаю, что дам частным предпринимателям поучаствовать, подстраховаться. То есть мы этим проектом решения как депутаты где-то дадим возможности предприятиям, которые не связаны какими-то узами тут, и бегающими вот здесь – это объем где-то миллионов 300.

— Какие-то пожелания Александр Сенкевич Вам высказывал после того, как покинул свой пост?

— Да нет. Мы будем с ним общаться, пить кофе и так далее… Если будет приостановлено судом решение депутатов, и право подписи ему возвращается – вы нас увидите вдвоем на сессии, и мы будем оба улыбаться. Потому что эмоции – это все ерунда, а вот проекты решений, которые приносят деньги – это совсем другое.

— Если Сенкевич выиграет суд, как думаете, депутаты продолжат голосовать за недоверие ему и прекращение его полномочий?

— Не знаю, не знаю.

— Но Ваше мнение – правильно ли было бы это делать?

— Смотрите, сейчас Александру Федоровичу выгодно идти на перевыборы. Вы же видите, что мы сделали все только для того, чтобы ускорить все эти выборы. Городу выгодно, чтобы было три-четыре кандидата, чтобы они выступили со своими стар. Выиграет не физиономия, не красивые глазки, ни еще что-то, фигура, вот эти уже обаянием… Стратегии и ответы.

— Что бы Вы хотели сказать николаевцам в связи с тем, что Вы начали исполнять обязанности мэра Николаева?

— Первое. Я считаю, что городу повезло, просто-напросто. Вот смотрите, наш город достаточно тихий, нам все время не хватало какого-то шоу. Слава Богу, что мы не стали Николаевской народной республикой. Мы оценили, что у нас вообще-то шикарный город, и нужно быть в спокойствии. И нужно понимать, что вот эти перевыборы дадут нам на другом уровне просто скачок. Не тогда, когда плевать будут друг на друга, а когда будут брать перед громадой обязательства. А ваша задача – заставить их отчитываться. Тогда всем депутатам будет сложнее проводить импичмент. Любому мэру. Потому что вы скажете – мы выбрали, он это выполнил – выполнил, ну это выполнил на 50%. И все депутаты прислушаются. То есть это выгодно сейчас любому мэру, который будет сюда заходить. И я считаю, что мы просто стратегически выиграем.

— Вы видите еще каких-то кандидатов сегодня в мэры? Многие говорят, что кроме Сенкевича пока видимых никого нет кандидатов.

— Сейчас начнут. Сейчас будет самое интересное.

— Будем тогда готовиться к перевыборам. Спасибо за разговор!

Беседовал Андрей Лохматов. Фото – Татьяна Вязникова.
Специально для «Преступности.НЕТ»