«Томагавками» — по российской авантюре в Сирии


Страшные последствия химической атаки в сирийском городке Хан-Шейхун и последовавший за этим ракетный удар 59 «Томагавками» с кораблей ВМС США в Средиземном море по сирийскому военному аэродрому в очередной раз возвращают нас к конфликту в Сирии. Весь ужас в том, что за долгие годы войны в этой стране никто уже, кроме экспертов не обращает особого внимания на происходящие там ежедневные смерти. И вот только ужасные сцены заставляют вспоминать о Сирии.

В связи с этим предлагаем посмотреть на эту ближневосточную страну через призму сирийской кампании России.

Раз за разом исторический российский империализм (а теперь уже и неоимпериализм во главе з Путиным) применяет один и тот же сценарий — раскрутку внешней войны как метод решения проблем развития России и отвлечения населения от насущных проблем.

Таким был и сирийский маневр Путина, который был призван:

  • под предлогом»борьбы с исламским терроризмом» отвлечь внимание мирового сообщества от агрессии Кремля против Украины.
  • создать условия для дальнейшего торга с новым руководством США по сферам влияния в Европе. Опять же-с гарантией исключительного российского контроля над территорией Украины и других стран так называемого «постсоветского пространства»
  • отвлечь внимание многонационального населения РФ от нарастающего политического и экономического кризиса за счет переключения напряженности на образ внешнего врага
  • в качестве приза, и возможных других приятных бонусов, очевидно, рассматривалась возможность ослабления влияния США в стратегическом регионе Ближнего Востока, возможности поживы местными ресурсами, расширения рынка сбыта вооружения и устаревшей для других регионов мира другой продукции российских заводов и предприятий. Для этих целей предусматривалось сколотить ситуативные союзы с региональными государствами Ираном и Турцией.

Однако, в результате ничего из этого не произошло.

Отвлечь внимание мирового сообщества от агрессии Кремля против Украины под предлогом «борьбы с исламским терроризмом» не получилось, а санкции против российской агрессии введены и их интенсивность только нарастает. Все больше оказывается прямая международная военная помощь Украине.

Не вышло и воевать на сирийской территории малыми силами отрядов наемников во главе с офицером спецслужбы РФ «Вагнером»-Уткиным. Они понесли потери — хотя эти данные в России засекречены, по данным же сирийской оппозиции, потери среди российских наемников оцениваются на уровне как минимум половины личного состава.

Поэтому потом пришлось задействовать регулярные вооруженные силы РФ: и в регион Ближнего Востока потянулись “сирийские экспрессы” с помощью сирийскому режиму Аль-Асада. Причем, для перевозки вооружения, военнослужащих РФ и других»полезных грузов» были задействованы практически все существующие корабли ВМФ РФ, включая транспорт ледокольного типа, а также списанные и перекупленные ржавые турецкие сухогрузы. В итоге, в боевых действиях в Сирии активно задействованы и несут потери военнослужащие российских сил специальных операций, артиллеристы, танкисты, летный состав.

Эта война, скажем прямо, непопулярна среди российских военнослужащих, сказки пропагандистских приемов разбились о реальность. И только боязнь остаться без работы и средств к существованию в России удерживает их от массового исхода из вооруженных сил.

Провалом закончилось и намерение разделить сферы влияния в Европе за счет суверенитета независимых стран на территории бывшего СССР, в том числе, за счет Украины.

Попытка устроить “договорняки” в стиле «Мюнхенского сговора»натолкнулась на реальные интересы ведущих стран мира и региона, в частности,США, государств ЕС, Китая, Саудовской Аравии, Турции и Ирана. Оказалось, что и Украина, и регион Ближнего Востока — это не банальная игральная доска «в Чапаева» и не разменные монеты для российских шулеров, а сфера серьезного,стратегического политического, экономического и военно-политического интереса ведущих стран мира, размеры экономики ( и, соответственно, возможности) которых в десятки раз превышающей российские.

Россия — Израиль

Вышел «прокол» и на израильском направлении. Поставка российских вооружений ( в том числе современного ракетного и противотанкового ) не только сирийскому режиму Аль-Асада, а и ненавистному врагу Израиля — ливанской группировке «Хизбалла», окончательно вывела из себя руководство Израиля, которое прежде старалось максимально дистанцироваться от конфликта с Москвой.

Фото: EPA/UPG
Президент РФ Путин и премьер Израиля Нетаньяху во время встречи в Москве, 9 марта 2017г.

Следует отметить, что «Хизбалла» вместе с их иранскими наставниками из «Корпуса стражей исламской революции» воспринимаются Израилем и США как главные региональные враги и террористы и подлежат, приудобном моменте, безусловному уничтожению вместе с российским вооружением.Собственно говоря, это и было наглядно продемонстрировано Израилем. Так, в ночь на 17 марта 2017 года, самолеты израильских ВВС, несмотря на предупреждения РФ,нанесли удары по нескольким целям на территории Сирии с целью уничтожения оружия, предназначавшегося для группировки «Хизбалла».

Попали под раздачу и российские наемники Уткина-”Вагнера”, которые были уличены в Сирии в ношении знаков отличия «Хизбаллы».

Сирийский фактор во внутренней повестке РФ

Провалилась и попытка решения внутриполитических задач-по отвлечению внимания многонационального населения РФ от нарастающего политического и экономического кризиса за счет переключения напряженности на образ внешнего врага.

Потери в Сирии и Украине, сопутствующие экономические потери и как результат — падение уровня жизни простых россиян лишь способствуют усилению внутренней напряженности. Об этом свидетельствует и явно неожиданный для Кремля взрыв протестной активности молодого поколения россиян, которые выступают против коррупционной страны и даже готовы бороться против теперешней власти.

Фото: EPA/UPG

Для Украины эта ситуация выглядит тревожной, поскольку Москва может снова прибегнуть к активной дестабилизация международной ситуации. И начать с близлежащих стран.

Таким образом, РФ сама стала источником угрозы и нестабильности и поэтому требует усиленного внимания международного сообщества для блокирования российской угрозы.

Россия – Иран&Турция

Попытка сепаратно договориться с Ираном и Турцией, несмотря на всякие громогласные заявления их лидеров, объективно обречена на провал вследствие полной противоположности интересов сторон. Возможные ситуативные союзы и действия носят временный и местный характер, отличаются, мягко говоря,неискренностью, и к тому же характеризуются взаимной подозрительностью.

В частности, широко разрекламированный визит президента Ирана Рохани в Москву и его встреча с российским руководством имеет, по сути, характер меморандумов-деклараций о небывалом «стратегическом сотрудничестве»,поскольку всевозможные направления сотрудничества и так уже давно используются.Мера их глубины определяется только текущими национальными интересами сторон, к тому же непостоянных по направлению и времени.

Более того, попытка Путина усидеть на двух стульях между Ираном и Израилем вызывает непонимание и подозрительность этих государств по отношению к истинным целям деятельности РФ в регионе.

Например, в ходе переговоров президента РФ и президента Ирана, прошедших 28 марта 2017 года в Москве, обсуждалась тема противостояния Ирана и Израиля, в том числе и в Сирии. Несмотря на атаки ВВС Израиля, Иран не собирается отказываться от передачи оружия для «Хизбаллы» на территории в Сирии. Известно, что иранские спецслужбы организовали новое место передачи оружия»Хизбалле» в центральном районе Сирии, недалеко от Пальмиры, в надежде на защиту средств противовоздушной обороны расположений здесь российской группировки. Таким образом «союзник» Иран поставил (или подставил?) РФ в крайне сомнительную позицию.

Более того, явно не доверяя РФ, Министерство обороны Ирана в феврале 2017 года организовало в Сирии изменение секретных кодов системы идентификации воздушных целей нескольких зенитно-ракетных систем российского производства, не уведомив об этом российских специалистов.

В ходе визита в Москву обсуждались и оборонные вопросы. Иранский министр иностранных дел М.Зариф заявил, что в случае необходимости РФ сможет использовать военные базы Ирана для атак против противников Б.Аль-Асада,правда, каждый такой случай будет рассматриваться отдельно и не факт, что положительно. Известно, что несколько месяцев назад Иран отказал России в использовании своих баз.

Таким образом, Путин станет перед трудным выбором, когда не с может поддержать ни Израиль, ни Иран, а сам станет заложником ситуации. Более того,Иран не отказался от идеи уничтожить Израиль, что может спровоцировать новый очень серьезный конфликт на Ближнем Востоке и втянуть РФ в ненужные российскому народу кровавые местные разборки.

Кроме значительного количества декларативных меморандумов, в ходе визита президента Ирана Х.Рохани в Москву, было подписано соглашение «о безвизовых групповых туристических поездках». Теперь главное, чтобы «групповыми туристическими поездками» пользовались преимущественно террористы упомянутого выше Уткина-«Вагнера», которых «крышует» ГРУ.

Фото: from-ua.com
Путин и командир группы Вагнер Дмитрий Уткин (справа).

Кроме того, интересы РФ и ситуативного «союзника» Ирана в Сирии уже стали противоречивыми также касательно объектов и маршрутов транспортировки газа и нефти, разработки полезных ископаемых и развития рынка телекоммуникаций. К тому же, Иран уже отгрузил первый танкер со своей нефтью для еще одного ситуативного союзника Кремля — Беларуси. Особенный нюанс этой сделки в том, что иранская конкурентная нефть в европейский регион, в Беларусь, отправилась по транзитной украинской территории.

Ситуативный союз с натовской Турцией держится только на текущей напряженности отношений президента Турции Эрдогана с ЕС и США и может в любой момент превратиться в ситуативную вражду с РФ. Об этом свидетельствуют попытки Турции максимально отстаивать свои интересы на сирийском направлении, а также в рамках экономических отношений с РФ.

В частности, несмотря на заявленные договоренности, Турция продолжает проводить силовые операции против курдских вооруженных группировок как в Сирии, так и за ее пределами. Известно, что курдские сепаратисты — это излюбленная региональная ударная сила советских, а позже и российских спецслужб. Спецслужбы РФ как и их предшественники из СССР продолжают обучать и вооружать курдов в ходе их террористической войны против Турции и других стран региона. Известно, что 19 марта 2017 года РФ и курдские «Отряды народной самообороны» подписали соглашение про создание совместной военной базы на северо-западе Сирии в районе города Африн, где будут тренироваться бойцы курдских «Отрядов народной самообороны». В район новой базы уже прибыли российские военнослужащие.

Турецкий союзник также подтвердил свою «надежность» в этот раз на экономическом направлении — с 15 марта 2017 года Турция прекратила выдачу лицензий на беспошлинный ввоз российской пшеницы, кукурузы (установлена пошлина 130 % ), риса (45 % ), бобовых (9,7 % ), подсолнечного масла (36 % ). При этом минимальная стоимость подсолнечного масла должна составлять 1500 дол. США (представитель РФ заявил, что максимально возможная цена на грани рентабельности составляет 800 дол. США за тонну) за тонну. В России уже зазвучали панические комментарии о турецкой атаке на экспорт РФ.

К тому же, госсекретарь США Тиллерсон ездил в Анкару и начал обрабатывать Эрдогана в том смысле, что «нужно помнить, с кем ты вообще-то, старик Эрди, союзничек ты наш». Это неприятная новость для Москвы.

Россия-США

На американском направлении в результате сирийской “многоходовочки” вышел уже полный провал — ибо новая политика США в регионе формируется и уже реализуется в условиях отчетливого понимания американской администрацией российского вызова.

Кремль с самого начала деятельности президента США Дональда Трампа поставил его в практически безальтернативное положение в отношении российских проделок в Сирии и Украине. Президент Трамп вынужден теперь, под страхом импичмента, постоянно доказывать американской элите и народу, что он не российский коллаборант.

Более того, поддержка сирийского диктатора Башара Ассада, который применил запрещенное химическое оружие, поставила крест на даже иллюзорных надеждах Кремля наладить партнерский контакт с новым хозяином Белого дома. Так, госсекретарь США Рекс Тиллерсон на брифинге после ракетного удара США по авиабазе войск Асада заявил, что Россия или является соучастницей, или просто некомпетентной, если не может довести до конца соглашение об утилизации химического оружия в Сирии.

В свою очередь Владимир Путин назвал ракетную атаку США на объекты в Сирии «агрессией против суверенного государства в нарушение норм международного права, причем под надуманным предлогом». Как результат — удар США по авиабазе в Сирии наносит ущерб отношениям РФ и США, считает Путин. «Этот шаг Вашингтона наносит существенный урон российско-американским отношениям, и без того находящимся в плачевном состоянии», — подчеркнул пресс-секретарь Путина Дмитрий Песков.

Еще одно проявление напряжения в отношениях между Россией и США — Россия приостановила действие меморандума об избежании инцидентов в Сирии, принятый в октябре 2015 года для регламентации действий всех самолетов и беспилотников в воздушном пространстве Сирии. А также призвала Совет безопасности ООН провести чрезвычайное заседание для обсуждения этой ситуации.

Финальным аккордом провальной политики Кремля в регионе следует признать иллюзорность попыток РФ перекроить Ближний Восток и, в частности, Сирию в угоду российским политическим, военно-политическим и экономическим интересам.

Ситуативные союзы РФ в регионе обречены на неудачу, потому как партнеры рассматривают Россию только как партнера-донора ресурсов (человеческих и материальных) для решения собственных проблем.

То есть, политические амбиции Путина с целью сохранения своей власти оплачиваются всем государством РФ, ее ресурсами и будущими возможностями всего российского народа. США, Иран, Турция как и другие государства охотно этим воспользуются до определенного момента. Однако, мифические союзы быстро исчезнут в случае посягательства РФ на реальные ценности региона — природные ресурсы и контроль территории Сирии. США охотно уступили РФ позицию главного врага мусульманских народов и могут даже потерпеть присутствие российских военнослужащих на военных базах в Сирии — так как реальное значение российских военных баз на сирийской территории незначительно, но при этом вред для экономики РФ — значительный .

В целом, возможность ослабления влияния США в регионе Ближнего Востока исключена, новая региональная политика администрации США только начала набирать обороты, но уже продемонстрировала ее силовой характер. Так, Сирийские демократические Силы (SDF) с помощью Воздушных Сил США захватили авиабазу Табка в губернаторстве Ракка, которую контролировал ИГИЛ. Решающую роль сыграли американские вертолеты США, которые осуществляли высадку десанта.

А выпущенные 59 ракет «Томагавк» с военных кораблей США в Средиземном море по базе сирийской правительственной армии в Хомсе стали свидетельством того, что Америка вернулась на Ближний Восток — регион, где уважают только силу и где США ненавидят, но без них никак не могут.

Здесь Трамп будет вырабатывать свою ближневосточную повестку дня, к которой предложит присоединиться желающим. У Москвы же есть три варианта действий:

а) согласиться стать почетным главным партнером США в деле урегулирования — то есть играть вторую скрипку

б) выдерживать свою линию и быть готовым столкнуться с Америкой в регионе

в) тихо и незаметно уйти.

Последний вариант для Москвы неприемлем. Поэтому, по мнению эксперта Константина Эггерта, «в лучших традициях товарища Громыко изберут комбинацию а) и б), которая будет всех только раздражать и окажется неэффективной». «Рекомендация-намёк: шуточки про «танцы с мальчиками» могут в этой ситуации иметь обратный эффект», считает он.

Исходя из рассмотренного выше провала политики России в Сирии и в регионе Ближнего Востока в целом можно сделать следующие выводы.

Авантюрная внешняя политика Кремля в Сирии потерпела провал, на политическом направлении не удалось устроить стратегический размен «антитеррористических» гибридных операций Сирии на доминирующее влияние в постсоветских государствах и аннексию территорий Украины, а ее реальные результаты лишь усугубляют плачевное положение в экономике и как следствие — во внутренней устойчивости РФ.

Российские военные операции в Сирии стали катализатором внутреннего недовольства в РФ и начавшегося раскола элиты страны.

Фото: EPA/UPG

Созданные военные базы РФ на сирийской территории являются больше пропагандистским инструментом, чем реальной силовой точкой опоры в регионе и грозят бесцельно истощать экономические ресурсы РФ.

Так называемые ситуативные союзники РФ, в первую очередь Турция и Иран, построили свое сотрудничество с РФ на позиции приоритета собственных интересов и осознании внутренней слабости России, что неизбежно приведет к их неустойчивости.

Участие России в Сирии и поддержка Ассада станет окончательным пунктом невозврата в американо-российских и так непростых отношениях. А значит сговор между Трампом и Путиным в том числе за счет Украины, которого боялись еще полгода назад, так и не состоялся.

Россия стоит перед трудным выбором между бесславной и быстрой эвакуацией из Сирии и бездумной растратой сил и средств (что совсем неплохо для Украины, воюющей против российско-террористических войск).

В этой ситуации для Украины важно продолжить начатую работу по влиянию на формирование стратегии США относительно России (в том числе и в регионе Ближнего Востока, который оказался важным для Украины в политическом и экономическом отношении). При этом особого внимания требует учет фактора влияния США и Израиля на состояние и перспективы региональных инициатив Украины, а также развития двухсторонних связей с государствами региона.

Тарас Степь, востоковед, политолог-международник
Левый берег