На пути к новому экономическому порядку


«Третья индустриальная революция», «индустрия 4.0», «шестой технологический уклад» — мир меняется настолько быстро, что ученые, футурологи и аналитики не успевают придумывать названия новым тенденциям. При этом зачастую наблюдатели теряют горизонт, увлекаясь описанием каких-то деталей. И удивляются появлению «черных лебедей», полностью меняющих ситуацию и ломающих прогнозы.

Попробуем отвлечься от стереотипов и привычных конструкций и описать происходящее с несколько другой точки зрения. Да, это будет и про уклад и про технологии с революциями, просто немного с другой стороны.

Три Экономики

Начнем с констатации простых фактов. Промышленная революция XVIII—XIX веков привела к появлению экономик, которые базировались на невозобновляемых источниках энергии. Аналогичная ситуация была с использованием сырья и материалов – оно также не отличалось рациональностью и загрязнение окружающей среды до сих пор рассматривается как еще одна глобальная проблема. Ко всему этому до кучи прибавляется резкое изменение демографической ситуации. За последние двести лет население Земли выросло более чем в семь раз, с 1 миллиарда в 1820 до 7.4 в 2011, равно как и средняя продолжительность жизни. То есть потребности в энергии и ресурсах выросли.

Уже к середине XX века стало ясно, что долго так продолжаться не может и переход на более стабильные источники энергии, а также более рациональные производственные циклы – вопрос выживания рода человеческого как такового. Как можно кратко описать новую экономику будущего? В идеале это безотходные производственные технологии (включая сельскохозяйственные), использующие стабильные источники энергии, будь-то возобновляемые технологии, холодный термоядерный синтез или что-то подобное. При этом ни использование источников энергии, ни производство не наносят ущерба естественным экосистемам планеты.

Это и есть та минимальная база, на которой человечество может рассчитывать на какое-то будущее. То есть, будем ли мы существовать вообще как вид. Все остальное, типа новых гаджетов, виртуальной реальности, электромобилей и роботов — вещи вторичные, рюшечки, которые будут влиять на то, как мы будем жить. Они тоже важны, поскольку как минимум повлияют на социальную структуру обществ, но не настолько критичны, как источники энергии, материалов и пищи.

Исходя из этого, можно выделить типа экономики:

«Старая экономика» (использование невозобновляемых источников энергии и ресурсов»):

— использование невозобновляемых источников энергии: уголь, газ, нефть, уран;
— нерациональное энергопотребление;
— высокий уровень отходов при производстве и эксплуатации;
— производство, критически загрязняющее окружающую среду;
— сельское хозяйство, критически зависящее от погодных условий;

«Экономика Транзита»:

— постепенный отказ от невозобновляемых источников энергии и замена на возобновляемые;
— меры, направленные на энергосбережение во всех сферах жизни;
— производственные циклы становятся малоотходными и стабильными;
— развитие технологий утилизации мусора и вторичного использования его в производстве, строительстве и сельском хозяйстве;
— переход к более «устойчивым» подходам в сельском хозяйстве;

«Новая Экономика»: безотходная экономика на возобновляемых источниках энергии:

— подавляющая часть энергия производиться из возобновляемых источников энергии;
— переход на безотходные производственные циклы
— сельское хозяйство перестает быть критически зависимым от погодных условий
— помимо традиционных методов добычи ресурсы будут “производится” в ходе переработки мусора, бытового и промышленного.
— отсутствие негативного влияния на окружающую среду (а возможно и начало восстановления биобсферы)

Конечно, сказанное выше это очень и очень общие черты, которые касаются только сфер энергетики и производства. Кроме того, здесь не учтены финансовые и экономические циклы, цивилизационные конфликты, демографическая ситуация, развитие информационной сферы. Не менее важным является то, как человек организует пространство своей жизни. А это градостроительство, застройки территорий и архитектура. Причем эта сфера значительно сильнее влияет на культуру, социальный уклад и общество. Развитие этих направлений важно и именно она породить новые формы социальной и культурной жизни, которые будут заметно отличаться от нынешних и это тема для целого ряда отдельных статей.

При этом повторюсь — энергетика и производство являются основой существования цивилизациии. И под «новой экономикой» я подразумеваю не столько новые технологии или очередную форму распределению труда, сколько новый энергетический и ресурсный базис нашей жизни.

Экономика Транзита

Осознание проблемы и начало Транзита (или Модернизации, как чаще говорят) в отдельных развитых странах приходится на 70-е годы прошлого века. После кризиса 1973-74 страны Западной Европы и Штаты всерьез задумались о том, что неплохо бы иметь и запасные варианты снабжения энергией, кроме танкеров из Персидского залива. Знаменитый доклад «Римского Клуба» «Пределы роста» расписывал еще менее радужные перспективы, нежели длинные очереди на бензоколонках.

Следствием этих размышлений, в частности, стали активные исследования и практические проекты в энергетике, строительстве и производстве. Например, сейчас такая область, как ветроэнергетика является коммерчески выгодной и продолжает бурно развиваться на западных рынках. Ведущие компании-производители создают единичные ветроустановки мощностью до 8МВт, а ведь еще двадцать лет назад ветростанции строили на основе машин 250-500 кВт установленной мощности. Энергосбережение и «умные сети» являются направлениями, которые позволяют рационализировать использование энергии и уменьшать нагрузку на экосистемы.

В области строительства двадцать лет назад наметился тренд «зеленое строительство» (Green Building). Он в том числе подразумевает и строительство энергоэффективных домов и более того, домов, которые вырабатывают энергию (Blue Building или Active Building). При возведении таких зданий широко используются переработанные материалы и стремятся оптимизировать логистику, используя местное сырье, компоненты и инженерные системы. Количество ежегодно вводимых «зеленых» площадей растет и направлению оказывается государственная поддержка в странах Евросоюза, США, Китае.

Если коснуться того же производства, то роботизация и автоматизация это тенденции, которые влияют не только на производительность. Эти направления позволят снизить риски, связанные с «человеческим фактором» и повысить стабильность производства вкупе с качеством.

Примеры можно продолжать до бесконечности. При этом возобновляемые источники энергии не смогут полностью заменить существующие электростанции; главная причина – непостоянный характер энергоносителей и необходимость замещения этих мощностей, если они не качают энергию в сеть. “Зеленые дома” уже являются трендом, но их массовая сертификация осуществляется только в некоторых странах. Таким образом, первые сорок лет “переходного периода” пока еще только наметили некие основные тенденции, которые пока еще не стали определяющими.

Характерной чертой Транзита является его неравномерность. Какие-то страны ушли вперед, а другие еще толком и не начинали идти. Например, Канада и Финляндия ставят задачу полностью отказаться от угольных станций к 2030 году. Франция еще раньше, уже к 2023. Индия собирается поставить тераватт солнечных станций и стать первой страной в мире по числу электрокаров к 2030 году. В Германии ~30% источников энергии в 2015 году уже были возобновляемыми. Стратегии многих развитых стран предполагают переход на возобновляемые источники энергии в пределах следующих нескольких десятков лет. При этом менее развитые страны находятся только в начале этого пути, как, например, Украина. Доля возобновляемых источников энергии сейчас составляет 1%.

Очень важным фактором является и то, что в пределах одного государства мы имеем территории, которые находятся в разных «временах», разных фазах Транзита. Возьмите Украину – на карпатских полонинах местный сыр, буц, варят также как и сто лет назад, да и живут в таких же домах. Моногорода советского периода – это однозначно эпоха индустриализации, а столица и областные центры – урбанизированные территории, в которых все ярче проявляются постиндустриальные черты.

Этапы Транзита

Сам Транзит условно разделим на три подэтапа:

1. Разработка новых технологий и обкатка их до уровня экономически целесообразного использования. Именно следующие пару десятилетий должны заложить основы будущей энергетической и промышленной политики. Те страны или конгломераты типа ЕС, которые смогут выиграть гонку научного доминирования, станут лидерами следующего этапа. При этом текущие геополитические конфликты, которые крутятся в основном вокруг углеводородов, будут продолжаться.

2. Период постепенного замещения старых технологий новыми. Что такое замещение? Например, переход автомобилей с двигателя внутреннего сгорания на электродвигатели или водородные двигатели. Дело не только в том, чтобы перепрофилировать производство автомобилей. Нужно также изменить инфраструктуру заправочных станций и обслуживания таких автомобилей. Такие мероприятия не делаются за один год и требуют серьезных инвестиций. Пожалуй, это будет самый интересный этап, в ходе которого будут заложены основы нового экономического миропорядка с новыми лидерами и аутсайдерами.

Геополитическая борьба будет смещена из зоны контроля за источниками энергоресурсов на контроль ископаемых и территорий, которые необходимы для новых источников энергии. При всем этом сохранится тенденция добычи “традиционных” источников энергии, а также будут интенсифицированы разведка и разработка глубоко залегающих месторождений. В этом плане любопытны последние новости о том, как державы, имеющие выход к Арктике, претендуют на долю в этом регионе.

Вполне возможно, что люди научатся пользоваться другим, практически неисчерпаемым источником энергии – энергией магмы. Учитывая кризис с питьевой водой ледники Полюсов также могут стать предметом геополитических споров. Возможные перспективные направления для развития ветроэнергетики – вывод генерирующих мощностей в тропосферу. Перспективное развитие солнечной энергетики – использование различных видов генерации энергии в пустыне Сахара. Вполне возможно, что одной из зон геополитического конфликта станет конфликт за контроль за этим регионом.

3. Доля старых технологий становится незначительной и не влияет на общий баланс в устойчивости энергетического и промышленного секторов. Идет окончательная замена старого на новое и формируется новый экономический порядок.

Лидеры и отстающие

Повторюсь еще раз – описанное является очень грубой прикидкой того, как и что может развиваться в следующие несколько десятков лет. Пока ясно одно — технологический уклад будет изменяться. В лидеры выйдут те, кто:

— первыми выведут на экономически эффективный уровень новые источники энергии;
— оптимизируют потребление энергии в таких сферах как производство, системы расселения, транспорт, сельское хозяйство;
— оптимизируют производственные циклы с точки зрения энергоэффективности;
— перейдут на малоотходные и безотходные производственные циклы;
— внедрят технологии добычи глубокозалегающих невозобновляемых ресурсов;

Конечно, выше перечисленное не является исчерпывающим списком и касается только энергетической базы и характера производства.

Помимо этого есть и социально-культурные, религиозные и другие факторы, которые влияют на картину мироустройства. Например, тенденции к децентрализации финансовой сферы, росту влияния городов

Но, повторюсь в третий раз – все это является надстройкой. Без энергии и материалов, которая нужна для производства еды, одежды и строительства домов все остальное уже не будет нужно. Никакой искусственный интеллект или виртуальная реальность с сервисом автоматической доставки пиццы.

Препятствия и ограничения

О препятствиях можно писать бесконечно долго, но главными из них являются следующие:

— ограничение во времени: пресловутые «пределы роста» никуда не делись. Изменения климата, и ограничение запасов природных ресурсов – это то, что понятно и ясно. Неясно насколько еще осталось времени. Но судя по тому, с какой скоростью передовые страны переходят на новые рельсы и принимают коллективные решения наподобие подписания Парижского протокола – они понимают, как немного его осталось.

— серьезные управленческие решения по-прежнему принимаются узкими группами лиц со всеми вытекающими из этого последствиями. Скажем, последний яркий пример, который прошел практически незаметным в наших СМИ. Трамп заявил о том, что США может выйти из Парижского протокола, который подразумевал консолидацию усилий государств, направленных против глобального потепления. Трамп был уверен в том, что глобальное потепление придумали китайцы, чтобы снизить конкурентоспособность американских компаний. Выход такого игрока как США грозил тем, что тенденции по изменению климата продолжились бы со всеми последствиями, включая таящие ледники полярных шапок.

— «разновременность» как между государствами, так и в пределах их территорий. В странах с осознанными стратегиями развития и консенсусом власти и общества переход будет менее болезненным, нежели в тех, где власть плохо осознает свое место в мире. Скажем, корни нынешнего украинского конфликта это, прежде всего, конфликт этой разновременности. Часть общества хотела «в Европу», потому как стремилась к более прогрессивному укладу жизни. Более консервативная стремилась вернуть индустриализм в эпоху его расцвета, что воплощали в себе 60-70 годы прошлого века.

Каково место Украины в этих процессах? Это тема для отдельного материала, а может быть и не одного.

Хвиля