“Беги, Вова, беги!” Школьника, устроившего пикет, завуч спрашивала: “Как ты мог? Путин – священный грааль»


17-летний школьник из Саратова Артур Зеленский вышел на одиночный пикет против политических репрессий. Зеленский стоял в центре Саратова, на проспекте Кирова, с плакатом в руках “Беги, Вова, беги!”. Полицейские задержали школьника и доставили в отдел полиции Фрунзенского района. Зеленского долго допрашивал сотрудник местного центра “Э”. Затем в участок вызвали классного руководителя и завуча саратовской средней школы №8, где учился Артур Зеленский. Комиссия по делам несовершеннолетних оштрафовала Зеленского за правонарушение, предусмотренное частью 1 статьи 20.2 КоАП РФ («Нарушение установленного порядка организации либо проведения собрания, митинга, демонстрации, шествия или пикетирования»). Мать Артура Зеленского оштрафовали на 100 рублей за неисполнение родительских обязанностей.

В интервью Радио Свобода Артур Зеленский рассказал, почему он считает Путина неэффективным менеджером.

Артур Зеленский
Артур Зеленский

– Многие школьники и студенты 26 марта и 12 июня протестовали против коррупции и председателя правительства РФ Дмитрия Медведева. Почему вы вышли на пикет с плакатом “Беги, Вова, беги” и адресовали ваши претензии президенту?

– Пикет организовали коммунисты и сподвижники Вячеслава Мальцева. Можно сказать, что это был совместный пикет саратовской оппозиции. Я вышел на пикет со своими товарищами и соратниками после того, как задержали Вячеслава Мальцева и Алексея Навального. Мы выступили против беспредела, беззакония и преследования оппозиции. Я был возмущен жестоким задержанием Мальцева и преследованием участников митинга 12 июня.

– Как вас задерживали?

– Я стоял с плакатом один час сорок минут. Затем подошел незнакомый парень, представитель организации “Молодая Гвардия”. Он ходил рядом со мной, а потом встал и крутился вокруг своей оси. Я не понял, с какой целью он это делает. Я попросил моего друга узнать у полицейских, кто этот человек. Полицейские сказали, что он просто их знакомый. Когда прошло согласованное время пикета, я стал сворачиваться. В этот момент меня задержали полицейские. Они потребовали предъявить документы. Паспорта у меня с собой не было. Это и стало формальной причиной моего задержания. Кроме того, оказалось, что парень из «Молодой Гвардии» тоже проводил пикет. И якобы я нарушил минимально допустимое расстояние между пикетчиками. Полицейские посадили меня в машину и увезли в участок. Там я долго разговаривала с человеком из центра “Э”.

– Как он с вами общался? Что говорил?

– Хотел показать, что он на моей стороне, втирался в доверие. Мы разговаривали о Навальном, о теории революции, настроениях в обществе. Сотрудник центра “Э” со мной во всем соглашался.

– То есть вы критиковали власть, а сотрудник центра «Э» с вами соглашался?!

– Он делал вид, что на моей стороне. Мне кажется, он хотел, чтобы я ему доверился и выболтал лишнее. Он сказал, что Навальный – популист, но он сейчас единственная альтернатива нынешней власти. Еще «эшник» сказал, что революции в ближайшее время не будет. Он был уверен, что народ за Мальцевым и Навальным не пойдет, даже если уровень жизни сильно упадет и нечего будет есть. Эшник расспрашивал меня о моих друзьях. Я ничего о друзьях не говорил и не сообщал ему никакой конкретной информации. Он вышел из кабинета на минуту, потом зашел обратно и спросил: “Кто такой Руслан?” Я ничего не ответил, но очень удивился, что он так быстро узнал о моем лучшем друге. Мне кажется, эшник так вежливо и без агрессии со мной разговаривал, потому что моя мать присутствовала на допросе. Полицейские вызвали не только мать, но и завуча с классным руководителем.

– Зачем они вызвали ваших учителей?

– Им сказали прислать характеристику на меня. Завуч и классный руководитель приехали в полицейский участок в состоянии шока. Им долго “промывали мозги”. Спрашивали, как они допустили, что у них в классе ребенок оппозиционных взглядов. Эшник требовал, чтобы школа работала с такими ситуациями. Классная руководительница сидела со стеклянными глазами и тихо слушала, как ее отчитывают. Завуч спрашивала меня: “Как же так, Артур? Почему я не знала, что ты оппозиционер?” Она возмущалась, что я выступил против президента: “Как же ты мог? Путин – священный грааль. Он неприкасаемый человек”. Она говорила, что, если бы я вышел против коррупции или за честные выборы, меня можно было бы понять. Но, Путин… против него-то”. Я просил ее успокоиться и уважать мое мнение, доводы и аргументы.

– Завуч была напугана?

– Она была в недоумении. В школе я никогда не говорил о своих оппозиционных взглядах с учителями.

– Почему вы на пикете предложили Путину бежать?

– Мне кажется, он не в состоянии управлять страной. Он вояка, а не президент. Мне не нравится его политика внешняя и внутренняя. Путин неэффективный менеджер. Единственное, что можно поставить ему в заслугу, что внутри страны нет войны. Но в целом политика Путина направлена на получение своей выгоды. Путина не волнуют интересы народа.

– Как вы пришли к этому мнению?

– Я долгое время был аполитичным человеком. Я занимался спортом и учебой. Я заинтересовался политикой после присоединения Крыма. После того, как отовсюду хлынула волна лютого, бешеного патриотизма и захватила сознание людей. Я чувствовал в этой патриотической риторике фальшь и лицемерие. Мне казался необоснованным восторг по поводу присоединения Крыма. Я начал искать правдивую информацию в интернете, потому что мне очень хотелось понять, что происходит на самом деле. Еще меня возмутило, что присоединение Крыма испортило отношения с Европой и мы стали еще дальше от цивилизованного мира.

 

– Чем для вас закончилось участие в пикете против политических репрессий?

– Поставили на учет в комиссию по делам несовершеннолетних. На заседании этой комиссии меня снова отчитывали. Спрашивали, что я такого хорошего сделал, чтобы иметь право критиковать власть. Я сказал, что я, по крайней мере, не ограбил свою страну, никого не убивал и не совершал преступлений. На маму они тоже “наезжали”. Все время спрашивали: «Почему ваш сын ходит на прогулки оппозиции?» Говорили, что эти прогулки свободных людей организовывают террористы, которые у себя в подполье строят радикальные планы по свержению власти. Я им рассказал, что мальцевские прогулки оппозиции – это площадка для общения. Я выхожу на прогулки свободных людей, чтобы слышать разные мнения о происходящем в стране. Там собираются хорошие люди, мне с ними интересно. Еще меня обвиняли на основании характеристики из школы. Мол, у меня нет друзей и я нашел свою нишу в «злополучном кружке». В результате на комиссии по делам несовершеннолетних меня обвинили в нарушении установленного порядка проведения митинга и оштрафовали на десять тысяч рублей. Эти деньги я заплачу из своих средств, буду работать. Не хочу, чтобы мать отвечала за мои поступки. Администрацию школы обязали регулярно приходить ко мне домой и проверять, как я живу и что ем. Мы с учителями во время их визита ко мне домой спокойно разговаривали. Мы старались друг друга понять. Правда, завуч по-прежнему называла меня «приспешником Навального». Она сетовала, что «поселилось дурное семя у школьников в голове и непонятно, как его выкорчевать».

– Как мама реагировала на эти обвинения?

– Мама, конечно, отругала меня за участие в пикете и сказала, чтобы я отложил политическую деятельность до совершеннолетия. Мне уже скоро будет восемнадцать лет. Но мама защищала меня перед комиссией, потому что она уважает право каждого человека выражать свое мнение. И не верит в то, что оппозиция занимается терроризмом и планирует насильно свергнуть власть. Мы после заседания комиссии от души с ней посмеялись.

– Вы вышли на пикет, который организовали соратники Вячеслава Мальцева и члены партии КПРФ, потому что вы разделяете их взгляды?

– Я никому в оппозиции особенно не доверяю. Я был на антикоррупционном митинге 12 июня. Мне не понравилось, как была организована эта акция. И выступления некоторых ораторов мне показались странными. Один из выступающих вообще нес какую-то ахинею. Он предложил кастрировать людей, идущих работать в правоохранительные органы, чтобы у полицейских не было причин заниматься коррупцией. Этот оратор рассказал, что такая практика была в Древнем Китае. Я не поддерживаю какого-либо оппозиционного политика, я просто отстаиваю свое право жить достойно.

Комментарий Радио Свобода дала мать Артура Зеленского Анна:

– На комиссии по делам несовершеннолетних я сказала, что они сами прекрасно понимают, что происходит в стране и как недовольны люди. И попросила их не рассказывать, что в России все хорошо. Я уважаю право своего сына говорить то, что он считает нужным. Если Артур не согласен с действиями власти, он может об этом заявить. Но я считаю, что для него будет лучше выходить на пикеты после совершеннолетия. Возможно, сыну нужно больше узнать о политике и экономике… но пусть высказывает, конечно. Я, конечно, опасаюсь, что у него из-за политической деятельности могут быть проблемы. Но заставить сына молчать я не могу и не хочу. Артур – свободная личность.