Это тоже наша история. Cексуальные хроники немецкого вермахта в Николаеве


«…23 июня 1941 года. Дивизии вермахта продвигаются быстро. Бордели не успевают за частями, и штабы переполнены жалобами нижних чинов на перебои в услугах проституток. Начальникам тыловых подразделений объявить служебное предупреждение и обязать в кратчайшее время снабдить бордели трофейным транспортом…»

Генерал-полковник Франц Гальдер, начальник генерального штаба сухопутных сил вермахта, издал в 1968 — 1971 годах свои служебные дневники. Авторские права, по инициативе политбюро ЦК КПСС, перекупил «Воениздат» и продублировал мемуары гитлеровского военачальника для советских читателей.

Большевистский вариант книжки не выдерживает никакой критики. Безобразный перевод, отсутствие иллюстраций и многочисленные купюры цензоров девальвируют «взгляд» военного теоретика на войну.

Проза получилась тоскливая. Простому читателю нужно морщить лоб, чтобы продраться через статистику цифр к «художественной картинке» военного сюжета. Зато среди профессиональных историков мемуары Франца Гальдера стали настоящей бомбой. Они заставили по-новому взглянуть на события Второй мировой войны.

Оказывается, у вермахта существовала целая сексуальная инфраструктура. Были передвижные бордели, отсутствие которых сказывалось на боеспособности немецкой пехоты. Однако, интересен не этот факт, а то, что основной поток жалоб нижних чинов на недостаточное сексуальное обеспечение поступал именно в штаб 11-й армии, которая двигалась в южном направлении на Николаев и Одессу.

Следует напомнить, что Гитлер вторгся на территорию СССР, имея под ружьем 5 миллионов 200 тысяч человек. В группе армий «Север» и «Центр» не было жалоб на недостаток борделей и только на юге (!) проституток не хватало.

На юге без проституток

11-я армия вермахта, под командованием генерал-полковника Ойгена фон Шоберта, прошла «героический» путь. 22 июня 1941 года она смяла пограничные гарнизоны в Молдавии и стала стремительно продвигаться на восток.

Три корпуса «зацепились» в Крыму, один (8 000 солдат) остался под Севастополем, а половина состава продолжала двигаться вглубь нашей страны.

Фон Шоберту не повезло. Он погиб 21 сентября 1941 года в Николаеве, когда его самолет сел на заминированный аэродром в Широкой Балке. Однако, именно этот генерал проникся нуждами своих солдат и срочно затребовал от тыловиков «сексуальное довольствие».

Интенданты откликнулись. 11 августа два борделя (29 женщин) прибыли на танках в Вознесенск и еще два «застряли» под Николаевом со стороны Водопойских хуторов.

Наш город обороняла 9-я армия, которая оказалась почти в окружении и была вынуждена спешно отходить через наплавную переправу к Одессе. Фон Шоберт вызвал авиацию, однако советским частям удалось переправиться через реку. 16 августа 1941 года немецкие войска вошли в Николаев.

Об интимной стороне жизни вермахта в первые месяцы войны известно мало. Сохранились воспоминания николаевца Вячеслава Острожко (будущий технолог мостостроительного отряда), озвученные им в интервью журналисту областного телевидения к 43-летию победы над Германией. Это 1988 год.

Вот небольшая выдержка из его рассказа: «… Вышли с сестрой на пустынную улицу (Советская). Ветер по мостовой гонял разноцветные бумажки. Это были деньги… Мы огляделись по сторонам, увидели раскрытые двери магазинов и керосиновых лавок, стало как-то необъяснимо страшно. Так страшно, что сестричка потянула меня домой. Я же схватился за дерево и прислушался…

За поворотом раздались звуки, и к гостинице возле нашего дома подъехали два  автомобиля крытых брезентами. Из кузовов выпорхнули ярко одетые женщины в шифоновых платьях. Они смеялись и о чем-то громко говорили между собой. Посреди серой улицы это было настолько необычно, что мы с сестрой застыли…».

В город прибыл немецкий походный бордель, который разместился на центральной улице. Эти воспоминания 13-летнего мальчика – единственный косвенный источник о сексуальной инфраструктуре 11-й армии вермахта.

Через полтора месяца пехота уйдет дальше на восток. За передовыми частями потянутся тыловые службы, и… походные бордели навсегда покинут Николаев, уступив место стационарным заведениям.

Стационарные заведения

17 июля 1941 года  Гитлер издает указ, согласно которому создается «Имперское министерство по делам оккупированных восточных территорий» под руководством Альфреда Розенберга. Именно эта организация скрупулезно регламентирует отношения немецких властей с местным населением.

Из-под пера тыловых чиновников выходят сотни документов, определяющих до мелочей жизнь 70 миллионов советских граждан, оставшихся на завоеванных землях. Весь этот тыловой архив достаточно полно сохранился и хорошо изучен современными историками.

Сексуальная жизнь населения на оккупированных территориях определялась рядом нормативных актов, которым неукоснительно следовали все немецкие администрации.

Во-первых, рассчитывалась пропускная способность и логистика борделей  немецких гарнизонов. Для рядового состава по штату полагалось иметь одну проститутку на 100 солдат. Для унтер-офицеров эта цифра была снижена до 75, а для офицеров — до 50 клиентов на человека.

Жестко определялась производительность труда. «Солдатской» проститутке  нужно было обслужить за месяц не менее 600 человек, «офицерской» — 200. Женщинам, работающем в элитных борделях люфтваффе, было немного легче, им полагалось принять только 60 клиентов из расчета 1 барышня на 20 летчиков или 50 человек наземного персонала.

Во-вторых, на работу в военную секс-индустрию устроиться было трудно. Проститутки получали жалование 700 рейхсмарок в месяц, страховку, ежегодный оплачиваемый отпуск и налоговые льготы для открытия своего бизнеса в Германии после победы на Восточном фронте.

В 1941-м отбор кандидатур для тыловых борделей был строгим. Женщина должна быть чистокровной немкой, без телесных изъянов, отменного здоровья, ростом не ниже 170 сантиметров и обладать хорошими манерами. Позднее требования были смягчены, и на работу стали брать светловолосых украинок.

Сохранился «распорядок дня» солдатского борделя в Житомире. В этом документе всё расписано по минутам: 6.00 – медосмотр; 9.00 — завтрак (суп, картофель, каша и 200 граммов хлеба); 9.30-11.00 — выход в город; 11.00-13.00 — пребывание в гостинице, подготовка к работе; 13.00-13.30 — обед (суп или борщ, 200 граммов хлеба); 14.00-20.30 — обслуживание клиентов; 21.00 – ужин; 22.00 – 5.45. –  ночной сон. Думается, что подобное расписание имели все стационарные заведения на оккупированной территории Украины.

Весь процесс происходил согласно уставу сухопутных войск. Солдат для посещения борделя получал у командира талон, которых рядовому гренадеру полагалось 5 штук в месяц, и проходил медосмотр.

По прибытию в заведение он регистрировал талон на кассе, а корешок сдавал в канцелярию воинской части. Разовое посещение проститутки обходилось рядовому от 2 до 3 марок. Время «потребления» услуги — 15 минут, время «притязания» (разговоры) – 3-4 минуты.

Однако мелочная инструкция от тыловых чиновников плохо работала в условиях жесткой реальности.

В условиях жесткой реальности

Немцы заняли Николаев, население которого помнило еще первую германскую оккупацию. Однако горожане успели отвыкнуть от дореволюционных публичных домов. Совнарком СССР еще в 1929 году констатировал, что в Советском Союзе устранены все социальные условия, порождающие проституцию.

Поначалу полевые бордели вермахта и местные жители существовали автономно друг от друга. Однако вскоре «военные» проститутки уехали на восток за своими частями, а в городе начала создаваться тыловая сексуальная инфраструктура.

Об этой стороне жизни оккупированного города мы знаем очень мало. Известно, что по адресу Московская, 31 (угол Потемкинской) в гостинице офицеров люфтваффе был открыт первый элитный бордель, где трудились женщины, приехавшие из Германии.

Однако уже в начале 1942 года появились два заведения для нижних чинов, фольксдойче и сотрудников местной жандармерии. Одно располагалось по адресу 2-я Слободская, 44 — во дворе продуктового склада, второе — на Спасском спуске, 14 (угол Шоссейной — бывшая Фрунзе).

Представление о том, как работали эти учреждения можно получить из прямого источника. В газете «Deutsche Bug-Zeitung», которая  издавалась Николаевским генеральным комиссариатом, в номере от 23 ноября 1942 года появилась любопытная статья.

Здесь ни убавить, ни прибавить. Вот прямая цитата от профессионального переводчика:

«§ 1. Проституцией могут заниматься только женщины, состоящие в списках проституток, имеющие контрольную карточку и регулярно проходящие осмотр у специального врача на венерические болезни.

 Лица, предполагающие заниматься проституцией, должны регистрироваться для занесения в список проституток. Занесение в список проституток может произойти лишь после того, как военный врач, к которому проститутка должна быть направлена, дает на это разрешение. Вычеркивание из списка также может произойти только с разрешения соответствующего врача.

 2. Проститутка должна при выполнении своего промысла придерживаться следующих предписаний:

1.Заниматься своим промыслом только в своей квартире, которая должна быть зарегистрирована ею в жилищной конторе.

  1. Прибить вывеску к своей квартире по указанию соответствующего врача на видном месте.
  2. Проститутка не имеет права покидать свой район города.
  3. Всякое привлечение к совместной проституции и вербовка партнеров на улицах и в общественных местах запрещена.
  4. Проститутка должна неукоснительно выполнять указания врача, регулярно и точно являться в указанные сроки на обследования.
  5. Половые сношения без резиновых предохранителей запрещены.

 3. Санкции.

  1. Смертью караются женщины, заражающие немцев или лиц союзных наций венерической болезнью, несмотря на то, что они перед половым сношением не знали о своей венерической болезни.
  2. Принудительными работами в лагере сроком не менее 6 месяцев караются женщины, занимающиеся проституцией, не будучи занесенными в список проституток; лица, предоставляющие помещение для занятия проституцией вне собственной квартиры проститутки».

Сколько николаевских женщин пожелали зарегистрироваться в списках городских проституток? –  Неизвестно. Перед отступлением немцы сожгли документы. Зато известно другое – интимные отношения местных барышень с оккупантами определялись конфликтом менталитетов.

В 2011 году автор этих строк имел долгую беседу с последней живой подпольщицей лягинского «Центра» Адель-Гайден Келем-Лермонтовой (в быту Галина Адольфовна). Это гражданская жена знаменитого Александра Сидорчука.

__________________________________________________________________

Справка: 9 марта 1942 года Александр Петрович Сидорчук совершил самую крупную диверсию в истории николаевского подполья. Уничтожил 27 самолетов, 25 авиамоторов, бензохранилище и два ангара. Погиб целый авиационный полк.

__________________________________________________________________

Так вот, Галина Адольфовна во время оккупации работала в столовой офицеров люфтваффе не простым официантом, а целым администратором. Она «кормила» здесь самого (!) Генриха Гиммлера.

В моем архиве сохранилась диктофонная запись этой беседы. Есть смысл привести выдержку из нее.

« — Галина Адольфовна, хочу задать лобовой вопрос… Он немножко некорректный… Можно?

— Мне, Сергей, уже все можно.

— Вы проработали всю оккупацию в столовой немецких летчиков. У вас в подчинении был персонал. Помните, вы говорили о четырех молодых официантках?

— Да, работали девочки…

— Они выполняли только обязанности официанток? Или было что-то другое?

— Не понимаю.

— Их не принуждали к интимным отношениям с посетителями?

— Да, что вы, Сергей (машет руками и смеется). Немцы – это люди-функции. Если офицер пришел в столовую, он должен есть, в парикмахерскую – стричься, в прачечную – сдать белье. Бесполезно строить глазки молодому парню, он пришел к тебе по делу. Хочешь строить глазки – иди в бордель, там твои глазки оценят…

— И что никаких романтических отношений вне борделя?! А на улице… любовь с первого взгляда?..

— Упаси Бог! (опять смеется). Они все зашоренные насквозь, им сказано идти в бордель за любовью, они туда и идут… Хотя… помню… один унтер признал, что ребенок от него. Но признал потому, что девчонку пожалел, на младенца сразу паек выписали… А так… нет… нет… За любовью — только в бордель…

— И что вот так вот за 953 дня оккупации никаких несанкционированных контактов?

— А.. вы про это, Сергей. Ну, конечно же, были контакты. Сколько угодно…. За булку хлеба или литр молока можно было получить все, что хотели. Вы не забывайте, люди были голодны. Голод был страшный. Если у матери дома трое маленьких детей плачут, то она за кусок колбасы на все согласна. Этим почти всегда пользовались… Особенно полицейские из местных… Женщинам нужно было как-то выживать…».

 ***

 «Женская работа» окончилась 28 марта 1944 года. Части 61-й гвардейской и 243-й стрелковой дивизии 3-го Украинского фронта освободили Николаев от оккупантов.

Как сложилась дальнейшая судьба женщин, работавших в сексуальной инфраструктуре вермахта? – Неизвестно. Можно только предполагать. Одни  — ушли с немцами на запад, вторые — попали в лагеря НКВД, третьи – навсегда уехали из города, чтобы не подвергаться общественной обструкции.

И все-таки это наши матери и бабушки, которые в нечеловеческих условиях сохранили жизнь своим сыновьям и внукам. Их дети родили своих детей, а дети детей — своих. Суровое прошлое сопровождает нас и не отпустит еще долго…

Inshe.tv, Сергей Гаврилов.