Земельная тема и дачная эпопея жителей Корабельного района (80-е годы)


Продолжаем публиковать отрывки из книги экс-руководителя Корабельного района, бывшего заместителя мэра Николаева — Валерия Валецкого «Единственный Корабельный».

Автор рассуждает о великой трагедии насильственной коллективизации в СССР, когда земля стала общей, а значит, «ничьей», плавно переходя к событиям 80-ых годов ХХ века:

«…Так земля лишилась хозяина и перестала кормить, не только Европу, но и свой народ. Дело дошло до того, что Советский Союз в очень больших количествах закупал хлеб за нефтедоллары, через 60 лет после начала с треском провалившегося исторического эксперимента — коллективизации.

Значительную долю на продовольственном рынке страны занимали продукты из приусадебных участков. И что можно иметь в голове, чтобы их периодически урезать? Почти неразрешимой проблемой из-за отсутствия земли было строительство индивидуальных жилых домов в городах. Отрезали огороды, как например в Балабановке, оставляли из 10 соток 5, а 5 выделяли под застройку нового дома. С одной стороны, представьте, как реагировал на это «урезанный» хозяин, и что можно было, кроме дома, разместить и вырастить на выделенных 5 сотках.

А вокруг города — огромные поля, где нередко урожай просто гибнет, так как невозможно его весь собрать даже с помощью горожан. Пример по совхозу им. Карла Маркса я уже приводил.

Но выделить даже один квадратный метр пахотной земли можно было только по разрешению Совета Министров.

Ну, разве много ума было надо, чтобы отрезать городу часть прилегающей к нему земли и дать под застройку тысячам горожан по 10 соток. Так можно было убить двух зайцев – снять острую жилищную проблему и вырастить на каждом участке, что кому вздумается. Затраты на инженерные сети (водопровод, газ и электричество) государство могло бы взять на себя, они во много раз были бы меньше, чем на строительство новых многоэтажных микрорайонов.

В конце концов жизнь просто заставила всех нас поумнеть. Вначале с очень большим трудом начали выделять под дачи неудобья, пустыри и бывшие песчаные карьеры и тому подобное.

А затем, как  говориться, процесс пошёл. Это видно на примере завода «Океан».

Начиная с 1974 года и по 1980 год заводчане и прежде всего рабочий цеха № 12 Добровольский Борис Олимпиевич добивались выделения участков под сады и виноградники взамен потерянных на месте строящегося глиноземного завода.

И вот, наконец, на месте бывшего песчаного карьера возле села Галициново такой участок был нам отведён. После активных уговоров нашего инструктора парткома Клименко Григория Павловича мы втроем: он, я и секретарь парткома Носов Игорь Викторович поехали под вечер на участок. Картина открылась безрадостная: песок выбрали практически до воды, и вся территория была покрыта лужами. Стоило копнуть лопатой – ямка мгновенно наполнялась водой. Наша «Волга» застряла, и пришлось повозиться, чтобы выехали обратно. Но весной 1980 года заводчане дружно вышли на свои дачные участки. Начали завозить чернозем, где только его можно было достать. Вместо колодцев закапывали в землю бетонное кольцо, в котором постоянно была вода, правда пить ее не рекомендовалось. Я на свой участок завез списанный за небольшую цену деревянный домик из базы отдыха и построил колодец – закопал вертикально бетонную трубу, посадил деревья, а жена – розы. Даже раз посадил картошку, но не уберег от колорадского жука, и когда с мешком приехал собирать урожай, то ни одной картошки не обнаружил.


С помощью мышки вращайте изображение на google-панораме

Завод помог осушить участок, оградить территорию. Зашумели поднимающиеся деревья. Зазеленел виноград. Начали строить садовые домики под неусыпным контролем председателя правления Б.О. Добровольского, который очень строго руководствовался существующим тогда, прямо скажем, дурацкими требованиями по размерам, высоте, толщине стен и так далее.

Мы строиться не собирались, не было за что, а это, как оказалось, к лучшему. В партии началась очередная, мягко говоря, неумная компания.

Всех руководителей партийных и советских органов, а также предприятий и организаций, в том числе и секретарей парткомов, просто обязали сдать дачные участки, так как они отвлекают их от служения партии и государству. Самое смешное, что инициатором этого в Политбюро КПСС стал первый секретарь ЦК Компартии Азейбарджана Герхард Алиев. Начали выкручивать руководителям руки.

Одним из пострадавших при этом стал талантливый руководитель города Канаев Иван Максимович, много хорошего сделавший для Николаева и в том числе наш знаменитый на весь мир зоопарк. А может быть воспользовались его нежеланием сдать дачный участок и заставили уйти из-за очень независимого характера?

Директор нашего завода А.А. Маларчук был участником войны, и ему разрешили иметь дачу, а мне пришлось передать ее моим друзьям – Политунам Коле и Тамаре. Жена плакала за розами, а у меня долго было ощущение того, что мне просто наплевали в душу.

Долгое время после этого я просто не хотел слышать слово «дача», но когда в 1985 году я вернулся из Киева, настроение моё изменилось. Как раз в это время власти, как это нередко бывает, кинулись исполнять команду: «Обеспечить всех желающих дачными участками». Дело доходило до того, что делились поля с зеленеющей пшеницей, не дожидаясь уборки урожая.

Буквально на глазах преобразился правый обрывистый берег Южного Буга. Овражистый и пустынный, он зазеленел новыми садами и виноградниками.

Для Корабельного района был отведён большой участок хорошего чернозёма за селом Лупарево. Там возникло много товариществ, началось массовое строительство. Практически все, кто хотел, стали дачниками, в том числе все наши друзья.

Жена, большая любительница цветов и разной зелени, стала меня донимать, и я, в конце концов, решил получить участок, но только возле воды, чтобы слушать «шорох волн», как любил выражаться.

 

 

…Началась целая эпопея с завозом на участок чернозёма. Всеми правдами и неправдами завёз 25 машин, платя за каждую машину водителю и делая соответствующие записи, которые у меня хранятся до сих пор. Так же было и со строительными материалами. На всё должна быть бумага, так было тогда заведено. В любой момент тебя могли спросить где, как и что приобреталось. Порой, обращаясь с просьбой выписать тот или иной материал, слышал от руководителя ответ: «Валерий Николаевич, мне проще вам так его отдать, чем официально выписать».

Сейчас, перебирая старые квитанции и счета, поражаемся, какими смешными были тогда цены на стройматериалы. Как с нынешними ценами люди сегодня строят огромные, чуть ли не замки, просто не представляю.


С помощью мышки вращайте изображение на google-панораме

… Завершая эту земельную тему, хочу несколько слов сказать о действиях наших коллег, руководителях Жовтневого района в этом направлении. Пользуясь тем, что почему-то черта города Николаева не была определена, они порой просто хулиганили. Сплошь и рядом отводили практически в городе участки под застройку. Например, возле конторы совхоза им. К. Маркса, которая находится в Балабановке, части Корабельного района! Люди строились. А затем приходили к нам в исполком узаконивать свой дом. Никого из жовтневцев не волновало, что надо решать вопрос подъездных дорог, водоснабжения. Электрических и газовых сетей. Всё это самым бессовестным образом перекладывалось на городские власти. Земля мол наша, и показывают карты тысяча девятьсот затёртого года, а раз так, то что хочу, то и ворочу.

Когда появилась возможность, они стали делить огромный массив между Широкой Балкой и, собственно, Жовтневым. Тут уже речь шла о тысячах участков, к которым город также имел отношение.

Все шли на поклон в Жовтневый райсовет к Гаркуше Н.А.  Его никто не спрашивал, как будут здесь обеспечены необходимые инженерные сети, кто благоустроит дороги, какие торговые точки здесь откроются, где будут учиться дети построившихся здесь семей. Разве люди затем со всеми этими проблемами прийдут в Жовтневый Совет? Нет, конечно! Всё это ляжет на плечи Корабельного района и города. Разве областные власти этого не понимали? Ещё как понимали, но ничего не делали, чтобы изменить ситуацию. Почему? Догадайтесь сами».